ГЛАВНАЯ
Островский Николай Николаевич

В КРУГЕ БЕЛОМ

Новая книга Николая Островского является продолжением и развитием его предыдущих работ: "Святые рабы", "Храм химеры", "Внутренний враг", выпущенных издательством "ФЭРИ-В".
Любое воспроизведение текста и его цитирование разрешается без ограничений и согласования с автором.

© Н.Н. Островский

Собственно, магический круг очерчивается для того, чтобы создать некое священное пространство...
Круги имели магическое значение ещё с древнейших времен, их тогда рисовали вокруг кроватей больных людей и матерей, только что давших жизнь младенцу, чтобы защитить этих людей от демонов.
В произведении Гоголя «Вий», написанного по народным преданиям и сказкам, магический круг спасал философа Хому от нечистой силы в течение трёх дней, делая его невидимым...
В книге Белый круг – символ мироздания, Бога и Солнца – противопоставлен чёрному квадрату

Овца и волк по-разному понимают слово «свобода».
Линкольн

«По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них – чистая правда», – заметил Уинстон Черчилль. Отсюда следует, что половина содержания государственной идеологии и общеизвестных «истин», при помощи которых государственная «элита» держит в подчинении народ, манипулируя его сознанием, – чистая ложь.
Под «лживыми домыслами» скрыта часть объективной реальности, усложняющей управление, а ложь или реальность «виртуальная», являясь по сути своей худшими из предрассудков, защищена Законом, «историей», культурой и наукообразной демагогией, примеры которой мы рассмотрим позднее. Власть заинтересована в сохранении и закреплении предрассудков или, мягко говоря, мифов, при помощи которых та или иная «элитарная» группировка получила доступ к государственным ресурсам.
К предрассудкам следует отнести очень многое из современной социальной и государственной идеологии. Можно сказать, что практически вся идеология – предрассудок, поскольку воспринимается людьми некритически, подсознанием, минуя рассудок, тот самый рассудок, который позволил человеку присвоить себе звание «человек разумный». Только такая идеология эффективна и «нравственна». Но она же и опасна, поскольку делает из человека раба, придерживающегося своей правды, морали и общеизвестных «истин», как слепой – стенки. Но стенка эта построена на фундаменте лжи, и строитель её (он же рабовладелец), в отличие от людей, блуждающих в серых лабиринтах полуправды, знал, зачем стоит стена, что и от кого она скрывает. Хуже того, нравственность и идеология часто защищают ложь (и рабовладельца), как собака хозяина, неза¬висимо от того, прав он или виноват.
Нет одной правды. Не только социальные системы, но и материя описывается уравнениями, исключающими друг друга, и каждое из них – правда, вместе – истина. Т.е. истина, как и жизнь, есть совмещение несовместимого, например: волны и частицы, нации в их естественном (неполитическом) смысле и государства, Иисуса и иудеев, жизни и смерти, мира и войны, любви и ненависти и т.д. Противоречивость – основной признак истины и человечности. Цельность же характера человека, неизменность его мировоззрения в свете этого предстаёт совсем не достоинством, а ограниченностью или ущербностью, неспособностью воспринимать реальность без иллюзий, т.е. верностью иллюзии. Но без этого невозможно ни создать социальную систему (сообщество, социальную группировку), ни выжить вообще.
Иерархи православия утверждают, что все беды постигли Россию исключительно из-за безверия или отхода от православной веры. Правда? Да. Истина? Нет. Любые социальные и идеологические системы, включая языческие, терпели поражение из-за утраты веры в мифы, в то, что людей объединяет и позволяет элите эффективно управлять массами.
Во что или кого верить – это совсем другой вопрос, не относящийся к качеству идеологического продукта, его способности служить инструментом «освоения» мира. Никто и никогда не разрушил бы СССР, если бы народ не разуверился в коммунистической идеологии. Пример безверия народу дала коммунистическая «элита», радикально изменившая идеологию, поскольку преступные капиталы, накопленные внутри коммунистической формации, требовали легализации и заявляли свои права на власть. Все остальные разговоры, например, о демократии, гласности, свободе, равенстве и братстве – «политическая шелуха», новая мифология или просто ложь. Многие «аксиомы» демократии не выдерживают никакой критики.
Социальная идеология лжёт «во спасение» или во благо, подразумевая под «благом», в основном, «благо» элиты. Но даже «эли та» не понимает, что для неё «спасение», как отразится в будущем сегодняшнее благополучие, благосостояние, спокойная и мирная жизнь. «Их дети сходят с ума, потому что им нечего больше хотеть». Людей обмануть можно, тем более, что они очень хотят быть обманутыми. Закон жизни – нет.
«Момент истины» – состояние экстремальное для человека. Он начинает прозревать, когда вопрос «иллюзия или жизнь» уже практически решён не в пользу жизни. Жизнь – это истина, относительно которой измеряется всё в этом мире. Нет никаких иных то чек отсчёта. Поэтому истина утверждается только конфликтом и кровью.
Человек стремится к бесконфликтному существованию, связанному с монополией одной «правды», идеологии, религии, культуры и т.д. Но отсутствие межнациональных, межрелигиозных, межкультурных и прочих конфликтов означает, в конечном итоге, смерть религии, нации, культуры, государства, и самого человека. Грубо говоря, если вы желаете сохранить свою жизнь мирным и бесконфликтным путём, то можете уже считать себя покойником. Это, конечно, очень «лживый домысел», потому что... «Блаженны миротворцы?» Да. Но это ровно половина истины.
Дело даже не в самих конфликтах или конкуренции, а в форме их разрешения. Как сказал участник одной из студенческих демонстраций: «Если мы не устроим погром, нас никто не услышит». И никого из нас «демократическая» власть слушать не будет, пока мы не продемонстрируем силу и готовность драться до смерти за свои интересы. Если система бесконфликтна вн утри, то она регулируется внешним конфликтом, т.е. войной, преддверием; и некоторым замещением которой является международная и межгосударственная экономическая и идеологическая конкуренция. А если слабый не выживает, то чем эта «конкуренция» отличается от войны?
Право быть услышанным, как, впрочем, и всякое иное право, включая право на жизнь, завоёвывается деньгами или силой, золотом или мечём. Никакие возражения пенсионеров против «монетизации льгот» в начале 2005 г. не были бы приняты во внимание властью, если бы они не вышли на улицы, а власть не испугалась бы повторения грузинского и украинского сценария, т.е. вмешательства во внутренний конфликт извне, что говорит о крайней слабости власти, национальной культуры и демократии. Власть сама и слишком часто не оставляет иного выхода, кроме применения силы или её демонстрации.
Вы ошибаетесь, если думаете, что, например, даже в науке дело обстоит иначе, что правда там побеждает только потому, что она – правда. Правда может быть только одним из параметров победы. А истина не побеждает никогда. Но и не проигрывает. Её можно почувствовать и иногда даже понять, но нельзя выразить доступным для масс языком и написать на плакате. Её вообще невозможно зафиксировать так же, как нельзя войти в одну и ту же реку дважды.
В любом случае плата за право на жизнь взимается человеческими жизнями. И вы, уважаемый читатель, существуете потому только, что ваше сегодняшнее относительное благополучие оплачено кровью ваших предков. Возвратить долг, если вы порядочный человек, вы сможете только потомкам и не без риска для себя. Вы – только звено в цепи жизни, соединяющей прошлое с будущим, далёкое с близким. Одно слабое и гнилое звено делает бессмысленной жизнь и борьбу миллионов. Особенно, если эта гниль завелась во власти светской или духовной.
Англичане говорят, что «все правительства приносят ровно столько вреда, сколько могут, и делают ровно столько хорошего, сколько вынуждены». Тот, кто (при молчаливом и терпеливом народе) вынуждает власть действовать в своих интересах, может не иметь, и, как правило, не имеет общих целей с «государствообразующей» нацией, а часто и с нацией «в политическом смысле» тоже. Чем ниже политическая дееспособность народа (национальной элиты), тем выше вероятность того, что власть будет отражать чужие интересы, чужую идеологию, действуя в рамках чужого «виртуально мира», мифов и иллюзий, созданных для управления другими народами и во благо совершенно чуждых и враждебных нам элитарных группировок.
«Стоит ли защищать жизнь ваших детей, если одни из них станут наркоманами, другие – проститутками»? – задал вопрос один из террористов. И мы чувствуем, что он в чём-то прав – это действительность, которую мы не желаем видеть, и будущее, которое нас пугает. Но разве мы сами хотим такого будущего для наших детей? Нет. Может быть, президент Путин хочет этого? Вряд ли. Хотя и уверенно утверждать что-либо не представляется возможным, поскольку «кто есть мистер Путин» неясно до сих пор даже ему самому. В противном случае, никаких проблем с национальной идеей в России не было бы.
Но является ли сама высшая «демократическая власть» той инстанцией, на которой замыкаются все проблемы и решаются все вопросы? Вовсе нет. За несколько дней до своей гибели Кеннеди сказал: «Президентский пост использовался для того, чтобы организовать заговор против американского народа. Прежде чем покинуть этот пост, я должен проинформировать граждан об их положении»*.

* Боб Фрисселл. В этой книге есть немного правды. М., 2001. С.67.
Одним из основных мотивов в «устранении» президента было то, что «Кеннеди, пытаясь контролировать национальный долг, стал обходить Федеральный Резерв. Вместо того чтобы выпускать (эмитировать – Н.О.) банкноты Федерального Резерва, он стал печатать казначейские билеты Соединённых Штатов, свободные от долгов. В Американской Конституции чётко определено, что Казначейство имеет право делать это, но в действительности такой поступок вызвал самые резкие возражения». «Нация ростовщиков» не потерпела вмешательства правительства США в свои дела .
То же произошло и с президентом Линкольном, который «был убит еврейским убийцей в вечер того же дня, когда он заявил, что планирует выпускать американские деньги правительством, без выплат процентов банкирам» ( А. Рамзей. Неизвестная война. М., 2004).
...........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
Кеннеди не первый и, думается, не последний президент, шагнувший не в ногу с действительной властью, попытавшийся заглянуть за ширму иллюзии и заплативший за это жизнью, а поскольку Россия идёт вслед за Америкой, то это касается её и её политических лидеров.
Тему предательства интересов американского народа властью поднимал и президент Вудро Вильсон: «Совершенно нетерпимо, что правительство республики вышло так далеко из подчинения своему народу, что оно вынуждено служить частным интересам, а не общим. Нам известно, что кто-то втискивается между народом Соединённых Штатов и управлением его делами в Вашингтоне». «Втиснуться между» (народом и властью, Богом и верующими) в России много проще, чем в США, на это есть свои естественные и рукотворные причины.
Политик, задумавшийся о действительных интересах своего народа, обречён не только на поражение, но очень часто и на смерть, причём не только в «политическом смысле». Поэтому руководитель страны должен иметь такую «национальную» идею, смерть за которую ценнее жизни без неё. Без этого вся наша власть есть, была и будет группкой демагогов, негодяев, предателей и проституток. А власть определяет не только политику и экономику, власть создаёт форму, в которую отливается сознание народа.
Даже если найдётся позитивная национальная идея и соответствующий политик, а народ успеет поддержать такого политика, то само государство может оказаться вне закона. Эдуард Ходос назвал эту власть «рукой Абрама». Это, безусловно, очень «лживый домысел», граничащий с антисемитизмом, хотя и исходит от еврея.
Рука, правящая из тени, не приказывает. Она создаёт идеологию, условия и информацию для принятия «правильных» решений. Она не назначает президентов, но помогает «толерантным» к себе, ликвидируя оппозицию даже на таком уровне. Она не рискует обозначать себя, создавая и проводя в жизнь свою политику, но разрушает, «устраняет» и уничтожает всё, что не соответствует её интересам, чем освобождает дорогу для развития соответствующей идеологии и политической элиты.
И это, конечно, тоже «лживый домысел». Или, всё же, «чистая правда»? Или истины, как утверждали А. Гитлер и Дж. Сорос, вообще не существует? Тогда о чём речь и споры? И люди ли вообще те, кто правит из тени? Попробуем разобраться, как мы дошли до жизни такой, и может ли человек вообще именовать себя «человеком разумным». Особо нас будет интересовать предмет манипуляции, т.е. сам человек и социальные системы, им образуемые.
Человек – существо настолько общественное, что, по мнению Л. Фейербаха, отдельный субъект, как нечто обособленное, не заключает человеческой сущности в себе ни как в существе моральном, ни как в мыслящем. Личностные качества, мировоззрение и психика человека, таланты и пороки во многом определяются его принадлежностью к исторически сформированной общности людей, которую именуют нацией. 
Человек, как правило, не даёт себе в этом отчёта, полагая себя совершенно отдельной и самостоятельной личностью, зачастую презирает (как русская «элита») ту культурно-генетическую общность, из которой он произошёл и в которой остались его корни. Но его «самость» вряд ли превышает нескольких процентов, причём исчерпывающей характеристикой и нации, и отдельной личности является национальная культура. Исключения настолько редки, что в анализе социальных процессов их можно не принимать во внимание.
Нация имеет почти такой же статус, как род в аристократии. С представителями плохих родов дел предпочитали не вести, и, тем более, не родниться, ибо только безумец может ожидать хорошего плода от дурного дерева. Грехи и пороки родителей передаются детям, снижая их жизнеспособность и определяя социальное поведение.
Можно быть нацией «порядочной». Можно стать ей. А можно «слепить» или купить себе родословную. Но внутреннюю сущность и генетику даже очень хорошей «историей» прикрыть невозможно, хотя лживая реклама помогает сбывать и гнилой товар.
Нация – биологическая характеристика, основанная на внешнем языковом и культурном отличии от других подобных групп. Биологические и психологические отличия иногда мало заметны, но они существуют, и проявляются в экстремальных условиях, например, во время войны, революции или «перестройки». Для того, чтобы понять истинную сущность человека, следует дать ему власть или отменить Закон, регулирующий его поведение. Нет ничего более характеризующего человека и его «человечность», чем конфликт по поводу собственности.
Следует отметить разницу между нацией в естественном и «политическом смысле». Биологическое и формально-политическое разделение людей на команды имеет такой же смысл, как деление на команды в спорте, только «дисциплины», в которых соревнуются эти команды, различны. Государства соревнуются в материальной сфере и политике, которой подчинена культура. Нации – в национальной культуре (мировоззрении и миропонимании), от которой зависит всё остальное, включая экономику и политику. Одно часто мешает и противоречит другому, но без жизнеспособной нации (наций) не будет ни государства, ни «нации в политическом смысле».
Нация в политическом смысле, понимаемом как гражданство, имеет ярко выраженный экономический характер: мало желающих стать гражданами (наёмниками) бедной страны и подчиняться бедным правителям независимо от привлекательности «национальной» идеи. И уж совсем не привлекает власть «национальная» идея и культура, ограничивающая животные инстинкты людей.
Так, американцы – граждане США – как «нация» существуют пока и поскольку США экономически состоятельны, т.е. способны покупать и выбирать наёмников, отдавая в обмен за реальные ценности и способности ничего не стоящие зелёные бумажки, которые именно в этот момент и обретают ценность, как инструмент международного обмена и обмана. Это, конечно, очень упрощенно, но в целом верно.
Нация «в политическом смысле» не может развиваться хотя бы уже потому, что несамостоятельна, идеологически подчинена «хозяину», рождается и умирает вместе с ним. А жизнь существует до, вне и после государства, которое, будучи явлением противоположным хаосу и анархии, так же, как и хаос и отдельно от него несовместимо с жизнью и не имеет смысла . Государство стало основой материального прогресса, но оно же, обрабатывая и ограничивая человека, уничтожает ту самую жизнь, ради которой и благодаря которой существует.
Государство есть система власти элиты или экономически господствующего класса, направленная на закрепление этого господства и на выживание элиты. Никакого иного смысла в государстве нет. Элита «убеждает» народ работать на неё силовыми и психологическими методами. Последнее предполагает создание виртуальной модели мира, понятной, приемлемой и желанной для большинства. Но никакая элита никогда не позволит народу осознать, кто и как манипулирует его сознанием и подсознанием, его трудом и собственностью.
Если монарх может сказать: «Государство – это я», принимая на себя всю ответственность, то «элита» совершенно безответственно заявляет: «государство – это мы», не уточняя, кто такие эти «мы» и сколь ко их. Характер «элиты» о пределяет тип власти и судьбу народа. В понятие «мы» электорат не входит, даже если государство сверхдемократично. Сегодня в понятие «мы» не входит даже национальная элита, а народ вообще классифицируется как скот. Дальше – больше, поскольку ценность труда и жизни человеческой снижается с каждым годом.
«Элита» управляет так, как может, используя силу, деньги, идеологию, религию, науку и культуру в меру своих способностей, а способности «элиты» пропорциональны способностям народа, даже если элита еврейская, а народ – русский. Т.е. подавляя нации и национальные культуры в целях оптимизации управления, элита тупеет и вырождается вместе с массами, создавая предпосылки для поражения в информационно-идеологической войне. Даже «вертикальная мобильность» не спасает от вырождения и деградации, хотя и продляет агонию.
Человек государственный – существо несамостоятельное, нежизнеспособное и неконкурентоспособное отдельно от системы, элементом которой оно является, как неспособно самостоятельно жить и сопротивляться сорнякам культурное растение. Чем выше его специализация, тем менее он конкурентоспособен и более зависим от системы. «Специализация парализует, ультраспециализация убивает», – утверждал Шарден.
Противостояние человека и системы всегда оканчивается в пользу системы. Государственная власть склоняется к авторитаризму и фашизму, что является проявлением процесса специализации (оптимизации) системы. Система близка к авторитаризму, если нация находится в полной зависимости от о дн ой из элитарных групп; или к разновидности апартеида, если нация и элита относятся к разным этническим и даже расовым группам. Выбор невелик, хотя поддерживать генетически близкую элиту и логичнее, и безопаснее для масс.
«Сорняки», никогда не ассоциировавшие себя с государством, паразитирующие на нём и враждебно к нему настроенные, оказываются не только более конкурентоспособными биологически, социально, но и политически. Так, во время чеченской войны политикой и экономикой Кремля практически заведовали чеченцы, а война только скрывала следы преступлений, в том числе и «чеченских авизо».
Поскольку «человеческий фактор» становится помехой в развитии систем и очень недёшев (чем выше уровень жизни, тем человек дороже), то государственный механизм не заинтересован в восстановлении потреблённого им человеческого (национального) ресурса, «приобретая» его при необходимости (как и любой иной продукт, например, нефть) на стороне – там, где его производство обходится дешевле, а сам продукт – качественнее.
Этот же процесс наблюдается в семье. Затраты на рождение и воспитания ребёнка при том, что ребёнок от рождения не только не является частной собственностью родителей, а следовательно, и не увеличивает капитал, но и снижает экономическую конкурентоспособность семьи и особенно – матери, делает бессмысленным воспроизводство населения этим традиционным способом. Теряет смысл не только семья и дети, но и государство.
Вывод об уровне духовной культуры, обеспечивающей воспроизводство человеческого ресурса в экономически развитых странах, лежит на поверхности. Однако духовная культура – вещь очень затратная и, начиная с определённого уровня, не позволяет делать человека рабом материальных отношений и власти.
Люди, достигшие определённого уровня и комфорта, теряют смысл жизни и даже способность к размножению. Человек вне определённой культуры (ограничений и предписаний), как и любое животное, в отсутствии внешних раздражителей пассивен или занят поисками наслаждения. Андрей Платонов отмечал: «Человек не перестаёт жить потому, что у него нет пищи, одежды, жилища. Дайте ему! – он перестанет»*.
...........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
* «Новая газета». №33, 1999.
А это уже неприемлемо для государства с эффективной экономикой: кто-то и улицы подметать должен, и отдавать «священный долг», которого нет*, и т.д., и т.п. Причём, создать новую культурную парадигму, создать новую цель, соответствующую экономическому развитию, подняться выше общества потребления государство оказалось не в состоянии, – да и не его это функция. Конфликт между материальной и духовной культурами решается в сфере национальной культуры, создавая цель и средства её достижения. Без цели нет, и не может быть воли. И политической воли тоже.
...........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
* Если у нас нет долга (нравственного чувства) по отношению друг к другу, то не может быть и долга по отношению к тому, что нас объединяет, ибо это объединение не только не добровольное, но и нежелательное для н а с .
Какой «священный долг» может быть у нормального человека по отношению к государственной власти и «элите» после, например, «урановой сделки Гор-Черномырдин», фактически даром передавшей США весь стратегический запас оружейного урана России? И это не просто материал или деньги, а миллионы жизней загубленных государством в процессе производства этого «продукта » ради «светлого будущего» кучки негодяев, «честь и достоинство» которых защищено от народа «законом », а теперь уже и армией.
Поскольку эта «сделка» продолжается и при Путине, то он точно такой же «президент», как и тот недочеловек, приемником которого он стал. Ельцин или Черномырдин – русские? Подонок не может быть русским по определению, поскольку «русский» – характеристика этическая. Это касается и многих из тех, кто считается или считает себя «русским националистом», являясь, по сути своей, неудачной копией жида.
...........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
Для страны-«приобретателя» миграция поставляет совершенно дармовой человеческий ресурс. Отсюда специфика «государственной культуры», не заинтересованной в сохранении и воспроизводстве собственного населения. Уничтожаемые государственной машиной нации и люди (отработанный материал, шлак) сопротивляются и требуют «справедливости», потому государство очень не любит «националистов», мешающих ему эффективно истреблять жизнь, паразитируя на ней. Поэтому инородная, денационализированная или интернациональная элита более «эффективна» экономически, чем элита национальная.
Но и государство – не единственный паразит, а часто – только инструмент паразита. Государство – это сила, а сила не может существовать без хозяина. Любое демократическое государство в той или иной степени «приватизировано». Народ может претендовать на часть влияния, пропорциональную его экономической состоятельности и уровню объединения, поскольку имеет политический вес только масса, охваченная организацией. Но и в этом случае, организация представляет не интересы народа (массовки), а самих организаторов. Это же касается и политических партий, руководители которых, как правило, объединены в надпартийные и неформальные национально-религиозные, масонские и просто мафиозные группировки.
Государство поступает в отношении человеческого ресурса так же, как и всякий капитал в отношении окружающей среды: если ему выгодно лить ядовитые отходы вам на голову, то остановить этот процесс можно только силой. Но внутри государства отдельной от него силы может и не быть. В России, где русские генетические государственники, её нет. Кроме евреев, некоторых «малых народов» и «пятой колонны», что часто одно и то же. А это оппозиция отнюдь не конструктивная, поскольку имеет отдельные от русского народа и даже государства цели и задачи.
Бывший министр обороны США Уильям С. Коэн по поводу теракта 11 сентября 2001 года сказал: «Тот факт, что мы – свободное общество и что общество наше постоянно обновляется и укрепляется прибывающими из других стран людьми, носителями отличных от наших культур, делает Америку особенно мало защищённой от тех, кто хочет злоупотребить этой открытостью». Русской открытостью злоупотребляют все, кто хочет ею злоупотребить.
И таких желающих в России по разным и вполне очевидным причинам многократно больше, чем в США, где как мы помним, кто-то усиленно «втискивался между народом и правительством», и наконец «втиснулся». «Практическое господство еврейства над христианским миром достигло в Северной Америке своего недвусмысленного, законченного выражения», – писал К. Маркс. То же можно сказать о России и обо всём христианском мире.
Где дети тех, кто основал Америку? Что мешает США «обновляться» за счёт собственного народа? Что происходит с культурами этнических групп, а следовательно, и с людьми в США? Почему вообще Запад называют «кладбищем народов»? И являются ли действительно «националистами» те, кого это кладбище национальностей использует в своих политических интересах? Почему украинские националисты под лозунгами «Геть жидов и москалей!» маршируют на Запад, где только за первую часть этого «Геть!» можно получить срок почти «без суда и следствия»?
Турки-месхетинцы с их культурой оказались неприемлемы здесь, но их приняли в США только потому, что там их культура будет уничтожена полностью, быстро и без проблем. Через одно поколение не останется даже имени этого народа. Выжить как народ и культурная группа они смогут, только если сами себя загонят в резервацию. Впрочем, в эпоху глобализации это касается не только турок. Турки – это проблема, но уничтожение национальных культур – катастрофа.
«Обобществление» культур в рамках государства, «поликультурных демократий» и «наций в политическом смысле» опасно для жизни и ведёт к таким же результатам в культуре и психике людей, как и коммунистическое обобществление собственности, хотя и то, и другое преследует очень благие цели, но ими, как известно, мостятся дороги в ад.
Вслед за кратким подъёмом следует всеобщая деградация. Эта схема, как и финансовая пирамида, работает до тех пор, пока есть «приход» извне. Потом она рушится, поскольку ни один из народов, попавших под влияние государственной (общей) культуры, уже не создаст ничего нового. Смешение национальных культур приводит к такому же результату, как и расовое смешение: утрате нравственных основ, смысла и цели жизни.
Конец СССР, начало «естественного» вымирания русских (и не только русских, но русских – особенно) ознаменованы искусственным образованием «великой общности: советский народ», а деградация русской и общей культуры, ориентированной на государственную идеологию, привела к краху государства, причины которого ищут везде, где угодно, но не там, где они действительно находятся.
«Россия в культурном отношении вызывала презрение со стороны большинства своих вассалов в Центральной Европе и ещё большее презрение со стороны своего главного и всё более несговорчивого восточного союзника – Китая, – писал Збигнев Бжезинский. Постепенное политическое пробуждение нерусского населения означало, что украинцы, грузины, армяне и азербайджанцы стали считать советскую власть формой чуждого имперского господства со стороны народа, который они не считали выше себя в культурном отношении».1
Причём, судили о культуре государства отнюдь не по балету и не по достижениям в космосе, а по контактам с конкретными людьми и представителями власти, по привлекательности и убедительности идеологии, по уровню жизни русских. Поэтому удержать даже естественных союзников около себя СССР был не в состоянии. И дело не столько в экономике – экономика вторична по отношению к культуре народа. Экономика, как, впрочем, спорт и искусство, создают внешний антураж, рекламу, упаковку системе и её культуре , но эта упаковка способна обманут ь только глупца и только один раз.
Стабильность и сила государства определяется, в основном, культурой образующего его этноса, а не силой власти, хотя и это имеет значение. Идеология государства имеет вес и смысл, если она не противоречит психике и культуре народа. Культура определяет состояние психики людей, их способность к познанию мира, труду и творчеству, и состояние всей системы в целом. И это – не говоря уже о здоровье нации: чем дальше от национальной культуры, тем хуже. Тот, кто и сейчас ничего не понял, должен примириться с тем, что, говоря словами Бжезинского-отца, «богатство Америки будет прирастать Россией», а предательство национальных интересов было и останется основным критерием формирования государственной элиты и власти.
Отметим, что нация в политическом смысле уже была, как минимум, дважды создана за счёт русского народаи каждый раз её создание оборачивалось крахом для государства и народа. Только Сталин и только накануне войны попытался восстановить часть русской культуры, в основном, – её военную составляющую. И несколько лет после Войны страна двигалась по инерции. Но власть до сих пор, в отличие от Бжезинского, продолжает поддерживать миф о российской (русской) «великой» культуре.
Рассмотрим экономическую составляющую «социалистической культуры», которая могла бы сделать образ социализма более привлекательным для народов. «В 1951 году колхозники на один трудодень получали: на Смоленщине 890 грамм зерна и 17 копеек деньгами; в Эстонии – 1 кг. 830 грамм зерна и 1 руб. 50 коп.; в Таджикистане – 2 кг 40 грамм зерна и 10 руб. 05 коп.».2 Не только победа в войне, но и восстановление разрушенного «народного хозяйства» достигалось исключительно за счёт русского народа и разрушения его национальной культуры.
Но где сегодня те «братья», чья лояльность к режиму буквально покупалась за счёт русских? С концом СССР кончилась и «великая общность». Люди любят того, кто любит себя, и очень не любят кредиторов и вообще всех, кому они чем-либо обязаны. Естественно, что больше ненавидят русских именно те, в кого больше вложено. Хотите повторить? Будете выращивать новых гадюк? Ничего не поняли и нечему не научились? Нужна ли другая характеристика «социалистической» и вообще российской культуры?
Не следует обольщать себя мыслью, что дореволюционная российская культура имела все основания считаться великой. Действительно великая культура не кончает свой век на революционной помойке. Это повод задуматься о том, правильно ли мы понимаем, что такое культура?
Великая культура не ходит вслед чужих богов! Тот, кто питается объедками чужих идей и иллюзий, – великий глупец и великий раб, обречённый на уничтожение. Народ, допускающий посредников между собой, реальностью и Богом, нежизнеспособен совершенно. А еврей-посредник – суть религии, культуры и государственности не только в России, но и на Западе. Мы смотрим на жизнь еврейскими глазами и слышим только то, что не противоречит еврейской психике: мы любим то, что любят евреи, и ненавидим то, что ненавидят они. Отсюда и наше отношение к ним. Это – «великая культура»?
Для того, чтобы создать нацию «в политическом смысле», необходимо иметь идеологию (культуру, мировоззрение), превосходящую все существующие религии, и лидера рангом никак не меньше «Сына Божия» с соответствующими документами, подписанными лично Всевышним. Надо пролить реки крови, поскольку ни одна национальная культура не умирает без сопротивления – то, что построено на крови, бескровно разрушить невозможно.
Большее нельзя вместить в меньшее, как невозможно, например, иудаизм (который создавался и редактировался несколько тысяч лет людьми, интеллектуально много превосходящими тех, кто имеет наглость нами править и рассуждать о «нации в политическом смысле») вместить в государственную культуру, являющуюся по отношению к нему бабочкой-однодневкой.
Ни государственная идеология, ни лидеры государства никогда и ни при каких условиях не будут пригодны для этого. Разрушить некоторые примитивные культуры они, может быть, и в состоянии. Создать – никогда! Максимум, на что способен человек и государственный лидер, можно изучать на примерах немецкого фашизма и сталинизма.
Опуститься до уровня «государственной идеологии», смысл и содержание которой определяют СМИ вообще и телевидение в частности, можно только в порядке общей деградации. Человек, называющий себя «россиянином», может с полным правом назвать себя уродом, а детей своих (если таковые вообще у него будут) – скотами. Во всяком случае, многие из них будут (и уже есть) наркоманами и проститутками, людьми интеллектуально и нравственно тупыми. И это – «великая культура»?
У народа с «великой культурой» не может быть такой власти. Народ с «великой культурой» не вымирает и не деградирует. Народ с «великой культурой» никогда не поверил бы демагогам от демократии и не позволил бы банде мошенников себя обокрасть. Народу с «великой культурой» незачем отказывать в праве на оружие, мотивируя это тем, что люди перестреляют друг друга, и лишать его возможности демократически избирать местную власть, потому что он избирает не того, кого надо.
Если народ не способен на демократию в регионе, т.е. у себя под носом, то разве он может быть основанием демократического государства, или, говоря словами Конституции, «источником влас¬ти»? После избрания Путина президентом народ потерял политическую дееспособность? Или он не имел её вовсе ни тогда, ни сейчас? А если народ политически недееспособен, то «демократическая» власть незаконна, как и все её решения.
«Власть – это возможность принимать участие в распределении материальных благ в обществе». Народ её имеет? Народ смог каким-либо образом препятствовать «приватизации» и разграблению страны? Нет? Для воровства оказалось достаточно Указа президента. Следовательно, Конституция, утверждающая, что источником власти в России является народ, лжёт? Несомненно!
Ещё Аристотель писал, что массы должны чувствовать себя источником верховной власти, в противном случае следует побеспокоиться о том, чтобы у масс была полная иллюзия обладания этой властью. Чувствовать себя источником и быть им – совсем не одно и то же. Иллюзия – не жизнь, хотя многие в России предпочитают иллюзию трезвой реальности.
«Каждый народ имеет такую власть, которая его имеет». Демократия – это религия, при помощи которой власть убеждает народ в том, что насилие над ним совершается по обоюдному согласию. Участие в «демократических выборах», выбор «из двух зол меньшего», «выборы без выбора», создающие иллюзию того, что выбор существует, характерные для демократии вообще, есть согласие народа на насилие над собой, создающее иллюзию легитимности (законности) насилия. Но никакой народ никогда и нигде не был и не будет источником власти.
Демократия, это иллюзия, в которой элита иногда может учитывать требование масс, а чаще преследует собственные цели. Элита, ненавидящая собственный народ, никогда не будет учитывать его интересы в своей политике, не только в распределении материальных благ, но и в формировании направления развития народа, создании основы его будущего.
Российский академик, еврей и лауреат Нобелевской премии заявил: «В Бога я не верю. Я верю в демократию». Не случайно идеологи и исследователи демократии утверждают, что «демократия – это понятие, которое решительно не поддаётся определению»3 . В неё можно либо верить, либо нет.
Но существует ли в действительности то, чему нельзя дать определение? Не религия ли это? Не предрассудок ли? Может ли быть то, что не поддаётся определению, разумно объяснено? А ведь именно к разуму апеллируют идеологи демократических фальшивок.
Разум – это основанная на базовых культурных аксиомах способность человека оперировать доступной информацией. Поэтому и особенно в сочетании с демократией чрезвычайно значимы вопросы национальной культуры и качества информации (включая исторические факты), на которые мы и обращаем внимание читателя.
Вместе с иллюзией демократии мы получили и иллюзию российской государственности, где власть озабочена отнюдь не благом народа, а только доказательством своей легитимности в гла¬зах Запада. Власть будет признана законной, если победил тот, кого поддержал Запад. Т.е. Запад имеет многократно большее влияние на власть, чем избиратели, а интересы групп учитываются пропорционально их влиянию.
Это демократия? Но это именно та «демократия», за которую выступают США. Эта та самая «демократия», которая не предполагает никакого самоопределения народов. Каждый мо¬жет избрать любую форму правления и любого президента, но при условии, что это не противоречит геополитическим интересам США.
Главной государственной тайной в России является то, что государства не существует. «...Государство никоим образом не представляет из себя силы, извне навязанной обществу», – утверждали классики марксизма.4 Однако в данном случае мы имеем систему, навязанную народам России (и не только) международным еврейством и капиталом под прикрытием пушек США, систему, которую следует именовать псевдогосударственностью и псевдодемократией. В этом смысле судьбы России, Ирака и Югославии очень схожи.
Власть в России несёт в себе все признаки оккупационного режима, представляя собой исполнительный орган врагов России и русского народа. Россию можно уничтожить, только уничтожив русский народ. Поэтому отношение к русским есть отношение к российской государственности, хотя государственная власть не имеет никакого отношения к русскому народу.
Мотивация поведения властной элиты в России вообще не связана ни с будущим народа, ни с будущим самого государства. Власть и лицедеи, её обслуживающие, как и официальная (разре¬шённая властью) оппозиция, относятся в основном к представителям «пятой колонны», для которых даже естественное для демократии слово «патриот» – ругательство.
«Прости, Россия, – пишет известный сербский учёный и публицист Божидар Митрович. – Мы, сербы, не можем быть с тобой больше ни в каком союзе, пока ты не начнёшь управлять сама собой, пока не перестанешь торговать своими союзниками, продавая их за гроши и пустые лозунги. Мы не сможем быть с тобой до тех пор, пока ты не освободишься от антиславянских элементов...»
Жаль, что русский народ не сказал, да и не сможет сказать того же «своей» власти, «своим» президентам и «своим» иерархам. Свобода слова и демократия вообще – не для нищих. Можете ли вы представить себе Израиль, в котором экономика, политика, культура, религия и власть контролируются антисемитами? В США – антиамериканскими элементами или сторонниками Бен Ладена? Разве Россия – государство? Разве власть «антиславянских элементов» в славянской стране – демократия, т.е. власть народа, или, хотя бы, для блага народа?
Если раньше ещё можно было лгать народу о демократии, то после того, как местные руководители будут «отобраны» президентом, система потеряет даже внешние признаки демократичности, а административный ресурс с 75 процентов возрастёт до 95. Аналогично изменится и сфера «свободы слова», особенно – для русских. Учитывая возможности управления психикой масс (в том числе и технические), выборы вообще превращены в фарс. И Россия здесь не исключение, а правило, по которому следует изучать сущность «демократии».
Я далёк от мысли, что в таком положении страны виновата одна только власть. Народ с «великой» культурой никто не может лишить его естественных прав. Русских же «обувают» на каждом шагу люди с интеллектом не выше обезьяньего... Не говоря уже о том, что определяет политику Кремля и идеологию власти даже не президент, а его друзья, очень похожие на Берл Лазара и внешне, и генетически, но главное – идеологически. «Скажи мне, кто твой друг...» и больше ничего говорить не нужно, поскольку мне известно, каков бог твоего друга и его «национальная идея».
Поэтому «всенародно избранная» власть заинтересована в демагогии по поводу «великой русской культуры», но у неё нет, и не может быть никакого интереса к действительной культуре русского народа, которая всегда, во все времена развивалась не благодаря, а вопреки власти. Власть задумывается о культуре народа, когда трон под ней начинает шататься. Не раньше!
Есть проблема, которую власть не понимает или делает вид, что не понимает. Парки культуры, дома и дворцы культуры, ТВ и министерство культуры – всё это существует, и вокруг этого копошатся и кормятся сотни тысяч деятелей культуры неопределенной национальности, и всё это не только бессмысленно, но опасно и разрушительно, поскольку нет ответа на главный вопрос: чья, собственно, эта культура, на выживание (или уничтожение) какой нации она ориентирована?
Нация и национальная культура играют в эволюции человека такую же определяющую роль, как вид в животном мире и в теории эволюции Дарвина. Различие между человеком и животным в том, что значительная часть признаков, характеризующих вид, смещена из биологии в культуру, и выполняет ту же функцию, что операционная система в компьютере, являясь естественным продолжением и дополнением «железа».
Коррекция культуры – травма, силовая замена – национальная катастрофа, несовместимая с жизнью подавляющего большинства культурного сообщества, что вполне подпадает под определение геноцида. И наоборот. Чем успешнее сохранятся фундамент культуры (в том числе, и производственной), тем больше срок жизни нации.
Культура может усиливать, реализовывать или подавлять человеческий потенциал, заложенный генетически. Поэтому развивать русскую культуру евреи не могут не только потому, что не хотят. Та культурная среда, которую они производят и воспроизводят, отражение их генетики и мировоззрения, что приемлемо отнюдь не для всех народов. Так сложилось исторически, что ближе всех к евреям американцы, а русские – дальше всех западных народов, и даже – многих восточных.
«Культура действует не только обеспечивая, развивая и расширяя основанные на органике, логически и генетически первичные по отношению к ней способности, но скорее является составной частью этих способностей»5 . Культура, эволюционируя сама, направляет эволюцию*.
«Биология и культура человека – это части единой системы, уникальной и беспрецедентной в истории всего живого»*, – утверждают учёные. Т.е. культура и генетика человека взаимосвязаны так же, как связаны особенности биологии и окружающей среды.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
*        В последнее время стало модно отрицать эволюцию. Но даже против ники Дарвина не имеют ничего против микроэволюции, т.е. эволюции в пределах вида.
*        Цит. по: М. Коул. Кулътурноисторическая психология. М, 1997.         
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
Они не только дополняют друг друга, но создают локальное энергоинформационное пространство, своеобразную сеть, в которой существ уют и от которой зависят все г е н е т и ч е с к и близкие особи. Это пространство имеет свои характеристики, в том числе инерционность, носящую заметный квантовый характер. Отдельный человек так же мало эффективен, как, например, компьютер вне той или иной компьютерной сети. Поэтому и поведение, и даже мысли каждого конкретного человека – не только его личное дело. Все это дало людям основание говорить о национальных богах и о Боге вообще.
«Ищи, – говорят древние христианские апокрифы, – и не прекращай искать, а когда найдёшь, будешь удивлён и будешь владеть миром». Многие из пророков понимали Бога как высший Закон природы, знание которого давало власть над людьми. А те из них, кто наделял Бога человеческими качествами, полагали, что ложь во спасение своего народа не вменится им в вину.
При мизерных знаниях человечества ложь, как и религия, служат естественным дополнением до «целостного» мировоззрения, без которого ни человек, ни социальные системы существовать не могут. Психика человека требует обретения культуры, которую можно отнести к категории предметов первейшей жизненной необходимости, но мы этого не замечаем, как воздух, которым дышим и пока дышим, и пренебрегаем, как хлебом, пока не голодны.
Культура определяет способ и инструменты мышления, являясь в социальной системе тем же, чем таблица Менделеева в химии. Точно так же культура позволяет прогнозировать наличие элементов, ещё неизвестных людям, и элементов мифических, применение которых, как нам кажется, способно упростить познание мира.
Чем выше интеллект (рассудочность), тем более он нуждается в культурной базе, тем сложнее культура, являющаяся основой этого интеллекта. Многие культурные аксиомы берут своё начало в национальной истории и учитывают генетические особенности носителя интеллекта, поэтому чужая культура может быть не только бесполезной, но и опасной, тем более, что культура является частью системы управления людьми.
Способность лгать предопределяет и способность влиять на культуру людей, на саму возможность управлять ими, а неспособность распознать ложь – характерное свойство ведомого, подчинённого или раба, говорить о «великой культуре» которого можно только в насмешку. Культура предопределяет способность человека противостоять лжи, хотя сама не лишена лжи. Свобода – первый признак культуры, хотя культура – система ограничений и самоограничений. И это истина, и она, как и положено истине, противоречива.
Религия – это система описания неизвестной области в знаниях, своеобразный «чёрный ящик», свойства которого религия и пытается моделировать. Чем выше степень научной проработки этой модели, тем выше способность человека понимать, изучать и воздействовать на окружающий мир. Поэтому, когда людям начинает казаться, что они уже всё знают, то места для Бога в их виртуальном мире их культуры не остаётся.
Всё это уже неоднократно было в истории человечества, но каждый раз мнимая полнота знаний оказывалась иллюзией или миражём. «Мы опять не понимаем, как устроена вселенная», – заметил академик Велихов. А в XIX веке понимали. Да так ясно понимали, что места для Бога не оставалось вообще! Не зря говорят, что ясность – одна из форм полного тумана. Или, говоря словами Маяковского, если человек постоянно ясен, то он просто глуп.
В этом смысле реальная свобода не может быть вне религии, а чужие боги (культура!) – сеть на человеке, который не понимает функциональной связи между воздействием на «чёрный ящик» и результатом, не может установить новые закономерности, потому что воспринял религию как догму, причём даже не в математических формулах, а иносказательно, в притчах, практически – в баснях. Догматическая религия, как и любая догма, – тормоз эволюции и оковы для разума.
Свобода – основа демократии. Вся свобода человека основана на знании и понимании окружающего мира. Но разве свободен человек, кланяющийся чужим богам, которые являются только частью чужого мировоззрения и генетики? Разве может быть свободным и разумным человек, знаниями и культурой которого манипулируют? Разве может быть свободным человек, которого лишают возможности ориентироваться, например, в политике, скрывая исторические факты под предлогом недопущения межнациональной, межрелигиозной и т.д. розни или государственной тайны?
Нет реальной свободы, а есть иллюзия свободы, иллюзия свободы слова, иллюзия истины, иллюзия истории и иллюзия демократии. Свобода, как и демократия, относительны. Равенство может быть только информационным. Больше свободен тот, кто больше знает, а тот, кто ограничивает других людей в знании, ограничивает их и в свободе. Любые решения, основанные на неверной или неполной информации, будут ошибочными. Более того, даже правдивая информация рассматриваемая через призму иной культуры будет воспринята и понята неправильно, если она вообще будет понята. Кому надо, чтобы мы постоянно ошибались? Кому надо, чтобы мы были ведомыми?
Известный доктор Рошаль заметил как-то, что им манипулировать невозможно. Вероятно, многие из нас думают так же. Скажите, сколько будет... 2+3+7? 12? А Вы уверены, что Вам известны все слагаемые? Да? Тогда Вы или Бог, поскольку только он Всеведущ, или безумец, который даже не понимает, кто и как им манипулирует, кто «наводит» его на необходимый ответ, предоставляя неполную или фальсифицированную информацию. А это – самый простой способ манипуляции. Хотите чуть посложнее? 4+7*В-12=? Вы всю жизнь думали (поскольку это «общеизвестно»), что символ «*» – это умножение, а «В»=5 , а оказалось, что это не так. И винить вам некого, кроме самого себя и той культурной среды, в которой вы существуете. 
Все операции вы выполнили абсолютно самостоятельно, но получили именно тот ответ, который необходим манипулятору. Вы доверились тому, кто поставляет вам информацию, а он оказался
мошенником. Вы чувствуете себя свободным? И даже «источником «власти»? Но вы – раб. И вы совершенно свободно избираете именно ту власть, которая необходима мошеннику.
Без доверия ни жить, ни работать невозможно. Слишком многое придётся перепроверять. Но, доверяя поставщику информации, Вы рискуете, как минимум, свободой. А когда Вы, наконец, осозна¬ете, что происходит, то будете слишком стары, чтобы изменить что-либо, или даже захотеть что-либо изменить. И только тогда, когда Вы поймёте, что у вас украли не только Вашу жизнь и жизнь Ваших детей, но и смысл её, Вы всем сердцем почувствуете и испытаете действительный ужас от того, что есть нечто, намного страшнее смерти, что Вы, найдя методом проб и ошибок ту культурную базу, которая позволяет Вам правильно воспринимать действительность, не можете передать её никому, даже своим детям, которых и именно поэтому вы вряд ли можете считать своими детьми. Они – «дети Розенталя».
Существует ли вообще свобода слова? Существует ли в мире свободный труд? Относительно свободен только труд на приусадебном участке и только для себя. Весь остальной труд – часть сис¬темы, оцениваемый или отвергаемый этой системой. Тот, чей труд не нужен системе, – не выживает. Так и истинная «свобода слова» даже при «демократии» – только на кухне, только для себя и только за свой счёт.
Человек имеет право на слово, если он уже сделал нечто, полезное для системы, и система это оценила. Эффективнее такой цензуры нет ничего. Хотя и здесь случаются проколы, но они крайне редки. Если нет свободы слова для тех, кто не согласен с системой и мошенником, создавшим эту систему, то нет ни знания, ни разума, ни мысли, ни свободы, ни равенства. Есть ложь о демократии, которой прикрывают рыночный, т.е. спекулятивно-мошеннический тоталитаризм.
Если «свобода слова », наприм р, в отношении евреев ограничена, то неевреи не могут считать себя свободными и даже людьми вообще. Они рабы системы и внушаемых этой системой ценностей, а ценности социальных систем создаются, как правило, на лжи и крови. Люди – рабы иллюзии и тех, кто эти иллюзии создаёт.
Дело не в ненависти, например, к евреям и др., а в знании особенностей социальной и культурно-исторической психологии той или иной социальной группы. «Я хочу понять, почему нас не любят», – сказал один из евреев, покупая «антисемитскую литературу». Я не думаю, что у «русских националистов к этому еврею возникнут какие-либо претензии. Он не является угрозой для окружающих потому, что стремится к свободе сам.
Значительная часть т.н. нематериальной культуры образует некую виртуальную реальность, в которой человек не только берет готовые программы, но и моделирует своё поведение, своё отношение к действительности. Взаимосвязь между физическим носителем и культурой настолько существенна, что, говоря словами Клиффорда Гиртца, «внекультурное человеческое существо – это не одарённая, хотя и не вполне полноценная обезьяна, но абсолютно бессмысленное и, следовательно, ни к чему не пригодное чудовище».
Культура не случайно имеет корень «культ», потому что она наиболее полно отражена в религии. Религия народа – основа его культуры и отражение генетики. Всё, даже способность той или иной нации создавать «гражданское общество» и систему сопротивления власти, зависит от национальной культуры и религии.
В то же время религия и культура имеют смысл и эффективны пока и поскольку принадлежат генетически близкой группе людей, когда между «Я» и «Мы» существует динамическое естественное равновесие, не зависящее от денег, чиновников и политиков и не позволяющее разменивать вечные ценности на сиюминутные побрякушки и социальные иллюзии.
Разрушение нации переводит систему равновесия на более низкий уровень. Евреи, судя по их истории, – исключение среди народов. Они сохранили культуру и нацию потому, что не были подчинены государству. «Всё, что я знаю об иудаизме, противоречит идее еврейской государственности», – резюмировал своё отношение к Израилю и сионизму Альберт Эйнштейн.
Однако, культуры народов и их религии в значительной степени ошибочны и просто лживы, поскольку создаются и используются национальной элитой (и теократией) с целью управления массами. Это касается и евреев тоже. Истина определяется в конкуренции, в столкновениях идей и интересов, в борьбе. Поэтому любая попытка лишить людей права осуждать и обсуждать ту или иную религию (идеологию, мировоззрение), например, иудаизм, консервирует ложь и иллюзии, полезные для определённой группы лиц и опасные для масс, в том числе – для масс евреев.
Бог, нация и культура – понятия взаимосвязанные и взаимозав исимые. Национальная культура имеет философскоми ровоззренческий, социально-регулирующий, объединяющий и политический характер. Смысл её – в выживании нации и каждого человека из культурной общности, поэтому боги имели, как правило, национальный или расовый характер. Отношения с любой другой культурой строятся постольку, поскольку другая культура не противоречит этому выживанию.
Искусство только инструмент культуры, позволяющий максимально эффективно «программировать» массы. «Из всех искусств для нас важнейшим является кино», – утверждал Ленин, а он понимал, как управлять людьми. В этом смысле религия и Бог – величайшее из орудий культуры. А никакое орудие, никакой ресурс, никакая сила, способная подчинить или поработить людей, не останется без хозяина.
Поэтому боги – рабы людей, а Израиль сначала победил Бога в единоборстве, т.е. в обычной драке, а потом одержал верх и в демагогии. Иудаизм – древняя и великая культура, поскольку христианство – малая часть его, со стоящая из иудейских притч, преданий и догм, нашедших отклик в сердцах масс, – стало основой ведомой и второстепенной по отношению к иудаизму «российской культуры». То же касается и Запада. К сожалению, величие культур, как и людей, до сих пор определяется по количеству уничтоженных ими «противников».
Всякая власть стремится поставить религию и религиозную идеологию себе на службу. С другой стороны редкий религиозный институт избежал соблазна приобщиться к государственной власти и кормушке. Человек неверующий, преступник, подонок и лицемер совершенно свободно, своекорыстно и абсолютно безнаказанно оперирует и богом, и верующими в этого бога, а религиозные идеологии, где есть хотя бы малейшая агрессивность, используются в борьбе за власть и для организации террористических групп. Раб божий – раб человека. Хуже того, верующий – раб «неверного», воюет на стороне своего врага и очень часто – против своего Бога и своего народа.
Информационно-идеологические войны – не изобретение нашего времени. Демократия – религия, такая же, как коммунизм или христианство. И точно так же, как любая человеческая рели¬гия, демократия используется для захвата власти, территорий и ресурсов с одной стороны, и для объединения людей под лозунгами культуры демократии – с другой. И коммунистическая, и демократическая, и христианская идеологии, в конце концов, оказывались на службе у самых отъявленных негодяев. Терроризм – отражение этой войны.
Любое изменение мировоззрения людей связано с катастрофами и потрясениями: с чудом, смертью, голодом, кровью, сексом, с тем, что затрагивает основные инстинкты. «Нет ничего в разуме человека, чего ранее не было бы в его чувствах», – сказал Аристотель. Воздействуя на чувства человека, получаешь доступ к его разуму. Человека нужно напугать, удивить, возбудить... и его сознание превращается в «чистую доску», на которой любой дегенерат от «культуры», любой агрессор, властолюбец или террорист может писать всё, что ему вздумается.
Именно поэтому В.И. Ленин требовал, чтобы каждая трагедия, каждый несчастный случай на производстве и в жизни использовались большевиками для пропаганды коммунистической и революционной идеологии. А если несчастного случая нет, то его можно создать или спровоцировать. Этим занимаются и террористы, и... спецслужбы государств, делающие вид, что не знают о готовящихся терактах и «запланированных» катастрофах, когда им это необходимо для реформирования сознания масс. По многим признакам ВТЦ и Чернобыль относятся именно к таким «запланированным» катастрофам, а споры о том, кто и при чьём попустительстве взрывал жилые дома в Москве, ещё свежи в нашей памяти.
Непонимание методов, цели и источника управляющего воздействия привело к тому, что сегодня ресурсы России обмениваются на демократические побрякушки и презервативы так же, как у дикарей золото менялось на стеклянные бусы и пустые консервные банки. И это тоже признак «великой культуры». Но не русской.
Сегодня культура – это бизнес, культура – это политика, культура – средство оболванивания масс, культура – всё, что угодно, только не то, чем она должна быть: мировоззрением, в максимальной степени соответствующим реальности, накопленным знаниям, а при их недостатке опирающемся на религиозную мораль, традиции и интуицию. 
Нет никакого иного пути и никакой иной культуры. Даже наука, как бы высоко она не оказалась, обнаружит там группу теологов, занявших эту высоту ещё раньше. Т.е. научный опыт следует рассматривать только как более или менее чистый эксперимент, подтверждающий или опровергающий ту или иную культурную и религиозную «аксиому».
То, что раньше было прерогативой Церкви и религии, сегодня отдано на откуп шоубизнесу и политике, а потому рост уровня антиобщественных тенденций неизбежен. На этом фоне как сопротивление распаду произойдёт и уже происходит возрастание роли религиозно-национальных идеологий и терроризма как одного из методов сопротивления «демократической» масскультуре в элементарной борьбе за выживание.
С другой стороны, сама масс«культура», направленная на разрушение национальных культур, – только разновидность терроризма, намного более опасная и эффективная, чем самый кровавый физический террор. Масскультура – психологический наркотик, а иного ли Вы встречали людей, самостоятельно отказавшихся от пристрастия к зелью?
Демократии, как и государственности, без национализма (патроиотизм – политический национализм) не существует. Самые развитые «демократические» государства построены на базе самых шовинистических, агрессивных наций и идеологий.
Та социальная и национально-культурная среда, которая не может защитить свой внутренний мир, внутренний эволюционный (социальный, политический) конфликт от внешнего влияния, обре¬чена на поражение и уничтожение. Отказ от развития через внутренний конфликт также означает смерть, но отложенную.
Некоторые культурно-обособленные группы могут быть не только проводниками внешнего влияния, но и преследовать собственные цели, несовместимые с выживанием всего сообщества в целом. Они представляют опасность именно в момент разрешения внутреннего эволюционного конфликта.
Возможность бесконфликтного сосуществования враждебных, нетолерантных или неспособных к ассимиляции культур в одной социальной системе и в рамках единого Закона представляется очень проблематичной. Как два материальных тела не могут занимать один и тот же объём, так и две генетически несовместимые культуры не могут существовать в границах одного государства, особенно в условиях жесткой межгосударственной конкуренции и борьбы за ресурсы.
Обособленная культура, препятствующая или неспособная к ассимиляции, часто являет собой пример, мягко говоря, «неконструктивной оппозиции» или «пятой колонны», представляющей в социальной системе чужие и чуждые этой системе интересы. Ни о каком патриотизме (защищающем внутренние, в том числе – культурные ценности) в этом случае речи быть не может, следовательно, государственность также оказывается под вопросом.
Безусловно, межнациональная рознь и нетерпимость опасна для государства, потому что ослабляет его. Но есть нации и культуры, присутствие которых в социально-государственном общежитии смертельно опасно для других этнических групп и для самого государства. Одна из подобных групп – евреи.
Иудаизм отражает политические интересы и культуру евреев, ислам – арабов как расы и, частично, политические интересы тех национальных групп, где он доминирует. А кто защищает русские политические интересы? Чьи политические интересы защищает Российская федерация? Общие? Т.е. евреев и частично мусульман, поскольку русские в этом раскладе никем и ничем не представлены, а масса становится силой только через организацию. Как результат власть и культура России имеют выраженный антирусский характер, характеризуя сущность и смысл иудаизма. Прежде всего – иудаизма.
«Иудаизм является безусловной ценностью для России», – резюмировал это положение Путин, сидя между двумя экстремистами – патриархом всея Руси... Ридигером и главным раввином её же «братом» Берл Лазаром. Он – президент, ему видней. Но иудаизм как религия родовая несовместим ни с одной другой нацией, кроме евреев, и ни с одним государством. Следовательно, Путин обозначил себя, как антигосударственник и, естественно, русофоб.
И если бы власть ограничивалась только разговорами! После того, как Путин «равноудалил» от себя всех олигархов, доступ к нему через Берл Лазера получили только олигархи еврейские. Но не все. А только те из них, кто поддерживает секту Хабад, которую сами иудеи называют фашистской. Следовательно, Путин политически и экономически поддержал еврейский фашизм. Нам совершенно безразлично, сделано это от великого ума или крайнего скудоумия.
Кто может ответить на вопрос, почему общественная палата, формируемая по инициативе президента, структурно разделена на 3 группы по 42 человека? 42 – священное число иудаизма, заимствованное евреями в Египте. 42 бога мира мёртвых, 42 храма бога Осириса в Египте, 42 года блуждания по пустыне (2 до строительства ковчега и скинии, и 40 после), 42 растерзанных ребёнка в Библии, 42 страны с организациями масонской ложи «Бнай брит» «Сыновей завета». И это не всё. Три группы 42-42-42 = 666.
Совпадений слишком много, чтобы они были случайностью. Не нужно быть пророком, чтобы предсказать, какое «общество» будет представлять эта палата. Евреи и масоны там будут опреде¬ляющим большинством. Но это по сути своей недопустимо, как недопустимо участие представителей политических партий в этой палате, поскольку каждый еврей политически связан с иудаизмом, а масонство само по себе неформальная политическая партия, ибо целью его является власть.
Казалось бы, какое нам дело до чисел? Для того, кто понимает сакральный смысл чисел, это – информация, на которую (а не на президентские «свистки», которые дезинформируют граждан) сле¬дует обращать особое внимание. Русский – это анекдот №113! Все смеются... А вам не смешно и даже не обидно? Вы не знаете, что это за анекдот потому, что не принадлежите к числу «посвящённых» и «избранных», тех, кто определяет политику России и в России. Вы очень многого не понимаете только потому, что находитесь вне культуры «элиты», а эта культура тесно связана с иудаизмом. Почему молчит Церковь, допуская дьявола в политику? Я раз говаривал на эту тему с несколькими священниками. Ответ примерно такой: «Да, мы знаем. Но что мы можем сделать? Что может сделать рядовой или даже офицер против генерала, а мы против воли Синода, или, как его у нас называют, «синодриона»? Поэтому нам не безразличен ни национальный (культурно-психологический) состав власти и её «друзей», ни национальность руководства РПЦ. Возможно, Церковь и есть тело Христово, но в нём поселились бесы. А изгнать их самостоятельно не может никто.
Русской культурой, мировоззрением, политикой, религией руководят евреи. Русские «демократически» отвечают за бездарное руководство перед «всем прогрессивным человечеством», т.е. перед теми же евреями. Поэтому они будут виноваты всегда и во всём. На то и демократия, чтобы перекладывать ответственность с власти, на плечи тех, кто её «избирал». Поэтому основным видом деятельности российской власти является не управление, а сбор доказательств своей легитимности, т.е. законности.
«Не любят в мире «еврейского брата», – сокрушается Я.И. Рабинович. И не будут любить... Они (антисемиты) всё равно во всех грехах и экономических просчётах своих законно избранных правителей (курсив мой) винят евреев».6
Антисемиты, как всегда, правы. «Есть российское правительство – Ельцин, Кириенко, Федоров, Степашин, – открыто пишет еврей Э. Тополь еврею Борису Абрамовичу Березовскому, опровергая вышесказанное евреем Рабиновичем, – но главный кукловод имеет длинную еврейскую фамилию Березовско-Гусинско-Смоленско-Ходорковский и т.д., т.е... мы получили реальную власть в этой стране».* Кого же винить в «грехах и экономических просчётах власти», которая всегда «ошибается» в пользу евреев, а если и грешит, то только в отношении русских?
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
       
* «АиФ», №38, 1998. Возлюбите Россию, Борис Абрамович. Э. Тополь , автор секс воспоминаний « Россия в постели » , вероятно, нашёл-таки самую удобную позу, в которой следует любить Россию и решил посоветовать БАБу, как надо её любить. Аналогично
мыслит и г. Новодворская, которая просто тронулась от любви к России, и постоянно рвётся спасать её от её народа. Один раз уже спасли. В 1917ом. От культуры, чести и совести. Не переутомились?
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
Безусловно, народ виновен в том, что избирает такую власть. Но виновен ровно настолько, насколько виновен человек, «добровольно» отдающий деньги мошеннику. Приёмы манипуляции сознанием масс в процессе «избирательных» кампаний и между ними те же самые. А национальная принадлежность особо выдающихся мошенников и СМИ отмечается не только антисемитами. Как способности мошенников, так и проблемы их жертв прямо связаны с особенностями национальных культур тех и других.
Культура не существует о тдельно от нации, и рассуждать о человеке «вообще» в отрыве от национальной культуры и религии, которая является базой любой национальной культуры, так же бессмысленно, как рисовать животное вообще. Поэтому ученик Фрейда К.Г. Юнг порвал с учителем, заявив о необоснованности применения некоторых постулатов своего наставника к представителям нееврейских, в частности – славянских и германских народов.
Мы вынуждены обращаться к теме еврейского этноса, поскольку этот народ являет собой не только один из самых ярких примеров эволюционного развития, но и межвидовой, т.е., межна¬циональной борьбы за выживание. «Пока люди, занимающиеся социальными науками, не начнут изучать еврейства, до тех пор они не сварят ничего, кроме кошачьей похлёбки», – утверждал Эдуард Дрюмон.
Изучить еврейство можно. Можно и понять.* Только использовать полученные знания не удастся. Всё, что представляет интерес и жизненно важно для нас, отнесено к разряду антисемитизма, а некоторые исследования просто запрещены. То, что можно сварить из официально одобренных продуктов, и будет кошачьей похлёбкой. Но вряд она придётся по вкусу человеку и будет ему полезной.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
* Для того, чтобы понять, необходимо сравнивать, ибо «всё познаётся в сравнении», а это – «возбуждение межнациональной и межрелигиозной розни». И для того, чтобы понять, нужно захотеть понять, т.е. почувствовать реальную угрозу для... своей нации и для каждого конкретного человека из этой общности! А это возможно только с позиций национализма. Вы чувствуете, сколько страшилок выставлено на пути понимания? Более того, понять что-либо изнутри культуры, формируемой евреями, практически невозможно, для этого необходимо противопоставить себя не только «общественному мнению», государственному и «неформальному» аппарату подавления инакомыслия, но и богу Израиля. И если человек , несмотря на всё это, пыт ается понять и
донести понятое до народа, то дело, действительно, очень плохо. Так плохо, что дальше некуда.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
В 1964 году в Москве состоялось совещание экспертов по биологическим аспектам расовой проблемы, проходящее под эгидой ЮНЕСКО. На совещании небольшая группа учёных предло¬жила миру очень интересный документ, отдельные положения, по сути, предписывающие учёным где, что, как исследовать и какие делать «открытия». Документ7 (курсив мой):
1. Утверждает незыблемость моногенизма. (происхождение всех рас от одной обезьяны, или на худой конец, от Адама с Евой, но даже Библия не ограничивает человечество только ими.)
5. Считает опасной даже научную классификацию изменчивости людей. (Как быть с теорией Дарвина?)
9. Запрещает заниматься вопросами отрицательных последствий при смешении рас. (Чтоб всем было хуже?)
12.Запрещает приписывать культурные особенности наследственным свойствам. (Наверное, культура – производная от прямой кишки, недаром же говорят, что человек есть то, что он ест).
13.Запрещает приписывать особые психологические свойства того или иного народа его наследственности ... (После п. 12 – это естественно, но как быть, например, с Новодворской, её сторонниками и их идеями о врождённой неполноценности русских, и как следствие, об их «устранении» с дороги мирового прогресса?) и т.д. (Цит. по: Б.О. Куценко. Гипотезы о происхождении рас.//Сборник статей. Расовый смысл русской идеи. Под ред. Авдеева В.Б, Савельева П.Н. М., 2003).
Если после такого подхода что-то осталось от антропологии, культурно-исторической психологии и истории вообще, то это уже не науки, а кормушки для шарлатанов от политики, и говорить о них серьёзно можно только в среде любителей «кошачьих похлёбок», приперчённых «великой культурой». Однако, ограда построена, и осталось разобраться, кто и зачем это сделал, что за этой оградой скрыто и от кого. Ограничения в знаниях – признак рабства. Тот, кого эти ограничения касаются, – раб. Тот, кто эти ограничения инициирует, – рабовладелец. Всё остальное – демагогия, «политическая шелуха».
Иудаизм как основа культуры еврейского народа и еврей составляют единое целое, элементы которого связаны друг с другом на уровне генетики. По определению энциклопедии Оксфорда, «ев¬реи – народ, политической и культурной ориентацией которого является иудаизм».
Гольда Мейер высказалась ещё определённее: «Зачем Израилю Конституция? У нас есть Тора!» Религия вообще конституция нации, а, следовательно, 
основа конституции национального государства. Т.е. всякий, называющий себя евреем, гражданин Израиля, поскольку основы его мировоззрения и конституция этого государства совпадают. «Каждый и всякий еврей, независимо от того, хочет он этого или нет, автоматически в силу своего рождения связан узами солидарности со всей своей нацией... Человек должен быть сначала евреем, и только во-вторых человеком», – говорил Моисей Хесс, духовный учитель Карла Маркса, отец сионизма и коммунизма*. Потом это же повторят фашисты по отношению к своим нациям. Поэтому израильская разведка – лучшая в мире. У неё нет недостатка в информаторах.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
*        Цит по: Дэвид Дюк. Еврейский вопрос глазами американца.
       
Политическая ориентация евреев на иудаизм означает поддержку ими любых мер (включая террор и развал национальных культур), направленных на реформацию внешней и внутренней политики государств их проживания в свете целей и задач иудаизма.
«Подобно Римско-католической Церкви, еврейство есть религиозно-племенное братство, которое, не обладая политическими органами, может выполнять важные политические функции», отмечала газета «New York Sun» (31.03.1912) по поводу войны, объявленной и проводимой еврейством по отношению к России и в самой России.8  Имено способность евреев без всякого формального объединения «выполнять важные политические функции» – привела не только к уничтожению царизма, но и к истреблению более 80 миллионов славян*.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
*   Из еврейских источников Солженицын определяет жертвы революции в 60 миллионов, И. Дьяков поднимает эту цифру до 100 миллионов человек. Двадцать миллионов больше, двадцать меньше... не евреи же... Власть в «нашем» государстве никогда не интересовалась нашими потерями.

Полная ответственность за этот геноцид лежит исключительно на иудаизме как религии политической, а, следовательно, в той или иной степени на каждом еврее, поскольку в мировоззрении и идеологии этого племени со времён распятия Христа не изменилось ни одной буквы, ни одного смыслового оттенка.
«Славные сыны Израиля, – Троцкий, Свердлов, Роза Люксембург, Мартов, Володарский, Литвинов вошли в историю Израиля... они непосредственно или посредственно старались уничтожить наших наибольших врагов – православных гоев (русских, поскольку русский – это православный, – Н.О.). Этим они заслужили вечную славу», – писал Герман Брановер в книге «Возвращение».
«Непомерно рьяное участие евреев-большевиков в угнетении и разрушении России – грех, который в самом себе носит возмездие, – писали в сборнике статей «Россия и евреи», опубликованном в Берлине в 1923 году, евреи-публицисты И.М. Биккерман, Г.А. Ландау, И.О. Левин, Д.О. Линский, B.C. Мандель, Д.С. Пасманик, – евреи неминуемо должны... в будущем жестоко поплатиться за попытку в ложно понятых собственных интересах способствовать сохранению строя, оказавшегося таким гибельным для России».
Большинство евреев встретило этот голос совести с великим возмущением, которого не поколебал даже «холокост», ставший частью такого «возмездия», хотя и частью вымышленной. Они будут делать всё, чтобы избежать расплаты. Но чем более они противятся покаянию, тем выше счёта и жестче спрос.
В первом приближении можно рассматривать евреев и иудаизм как политическую партию и программу. Это сравнение хотя и не даёт полного представления о еврейском феномене, но подтал¬кивает к мысли, что если у евреев генетика, национальная культура и политика взаимосвязаны, то нечто подобное следует искать и в других культурах. Грубо говоря, национальная культура должна контролировать политику государства, а не наоборот.
Каждый, называющий себя евреем – латентный или явный иудей, он несвободен ни в мыслях, ни в поступках – он политически и культурно связан со своей нацией, которая стремится влиять, и влияет на политику государств. А всякий, называющий себя русским или даже россиянином – раб власти, поскольку это имя почти ни к чему не обязывает, кроме одного: всеми средствами защищать власть и её политику.
Если российская культура подчинена государству, а культура евреев стремится влиять, и влияет на политику государства как изнутри, так и извне социальной системы, то русские через государство и религию подчинены иудаизму... Израилю... и США как инструменту Израиля.
Русские – отнюдь не религиозно-племенное братство обладающее, как евреи, политическими функциями, ибо даже религией русских заведуют евреи. А по тому, чьей политике подчинена культура (и религия) той или иной нации, и какая культура (мировоззрение) доминирует («водит за нос»), можно сделать вывод о реальной свободе, независимости и даже эффективности труда и мышления, демократии и будущем того или другого народа или «нации» в понимании политиков.
Если мы рассматриваем евреев и иудаизм как политическую партию и программу, то нас будет интересовать содержание этой программы, то, какое место в этой программе отведено неевреям. Это место и отношение – одна из причин «антисемитизма», который теряет ореол предрассудка и приобретает очевидную политическую окраску.
Антисемитизм – политическое движение, носящее национально-освободительный характер, направленный на устранение влияния иудаизма на политику нееврейских государств и культуры нееврейских народов.
Чтобы понять, против чего выступают «антисемиты» и что является «ценностью» для Путина, изложим кратко суть иудаизма – национального уклада, «политической ориентации» (политической программы!) и культуры, основные положения которой распылены по Библии, Торе, систематизированы и доработаны в Талмуде и сборнике Шулхан-Арух:
1.        «Все, кроме евреев, являются неполноценными существами, равными животным, с которыми можно обращаться, как заблагорассудится.
2.        Попятив «мораль» неприемлемо к неевреям, которых можно безжалостно эксплуатировать, обманывать, обирать, преследовать, дискриминировать, грабить, насиловать и даже убивать.
3.        Имущество неевреев является потенциальной собственностью евреев.
4.        Евреи – высшие существа, им принадлежит будущее, сам «бог» «даёт им право» господствовать над человечеством.
5.        Все, кто не признаёт «право» евреев господствовать над миром, должны быть уничтожены».9
Эта часть учения большинству неизвестна и невидима, как обратная сторона Луны, но это не значит, что её не существует. Но если мы воевали с немецким фашизмом, то почему с терпимостью относимся к фашизму еврейскому? Разве такая «толерантность» не признак глупости, не предрассудок, не преступление? А если Бог – отец фашизма, то почему мы не фашисты, как и Отец наш Небесный, тем более, что православные считают себя «новым народом Израиля»?
Обратим внимание читателя на то, что подавляющее большинство «антисемитов» и русских «националистов» не приемлют никакой фашизм: ни немецкий, ни еврейский, ни русский, ни аме¬риканский, ни исламский. Проблема в том, что бороться с фашизмом (как и с мафией) либерально-демократическими инструментами практически невозможно. Ему можно противопоставить только точно такую же фашистскую систему, какой является он сам. Так, Запад без Сталина и СССР никогда не победил бы фашистскую Германию. И в то же время сам Гитлер – порождение еврейства.
Чтобы пояснить вышеизложенное, сошлюсь на известного богослова – диакона А. Кураева, которого трудно заподозрить в антисемитизме. «Нет ни одного народа, который был бы сам по себе антисемитски настроен. Сначала на его земле поселялись евреи – а затем вспыхивала национальная рознь. Причём нередко этот же народ спокойно относился к колониям других племён, живущих на его территории. Показательно также, что каждый раз погромы следуют за волной ассимиляции евреев в местной культуре. Значит, не само по себе ощущение отчуждённости евреев было причиной антисемитизма. Скорее напротив, когда народ лучше узнавал склад мировоззрения евреев – он устраивал антиеврейские бунты»10.
Как только тот или иной народ узнавал на практике, что евреи – это совсем не немцы, не французы и даже – не арабы, т.е. не такие же, как большинство других, он начинал бунтовать. Поэтому вся политика современного государства и власти, её идеология, вся сила репрессивного механизма направлена на то, чтобы народ ничего не узнал и ничего не понял. Евреи вдалбливают нам с утра до вечера, что они такие же, как и все остальные народы. «Не такие», – говорит история, диакон Кураев, сами евреи и мы вместе с ними.
Нас совершенно не интересуют внутренние нормы иудаизма и его проблемы, даже если они занимают сотни томов и евреи изнемогают под их тяжестью – это их внутреннее дело . Нам совершенно безраз ично, «можно ли в субботу мочиться на крышу синагоги или только с крыши». Но если негативные тенденции возникают в зоне контакта любой человеческой культуры с иудаизмом, то проблема не в человечестве, а в иудаизме. Ведь и сумасшедший уверен в том, что именно он правильно воспринимает мир, а ненормальны окруж ающи е. Но если ев р ей – власть, владелец, редактор СМИ или даже простой журналист, видящий мир с точки зрения иудаизма, то сумасшествие становится нормой, а норма – сумасшествием. А это уж е не внутреннее дело евреев.
Вовсе не отдельный еврей, какую бы гадость он не сотворил, представляет опасность для общества. «Вред, причиняемый евреями, не исходит от отдельных лиц, но от всего этого народа в целом (курсив мой). Это черви и саранча, опустошающие Францию», писал Наполеон. Точно так же, как вред исходил не от конкретного немца, а от идеологии фашизма.
Ну и что из того, что попытались осудить евреев-миллиардеров Гусинского, Березовского, Ходорковского и д.р.? Не говоря уже о том, что личные качества этих людей вполне характеризуют нацию в целом, каждый из них оставил после себя такое наследство, такие разрушения, исправить которые никакое, самое строгое законодательство не в силах. Никакое наказание виновного в убийстве не воскресит убитого. Несравнимы возможности влияния на судьбы миллионов людей, например, финансового и политического спекулянта Дж. Сороса и обычного человека, не понимающего даже того, кто им управляет и как формируется «его» мировоззрение.
Мы не говорим об идеологии – это очевидно. Но разве может государство отобрать у РЕК (Российского еврейского конгресса) те сотни миллионов долларов, которые были внесены туда её бывшими, а ныне преследуемыми государством руководителями и спонсорами (Гусинским, Ходорковским и д.р.)? На эти деньги (украденные у русских детей) формируется, пропагандируется и защищается еврейская диаспора и культура, воспитывающая сотни новых Березовских, Ходорковских, Абрамовичей, Гусинских, Смоленских и т.д., и т.п., которые в свою очередь внесут свою лепту и в еврейство, и в разрушение нееврейских народов, культур, государств. И это отклонение в поведении носит не случайный характер, имеет конкретный источник и основание в национальной культуре евреев и их религии.
Более того, ограбленный олигархами народ, естественно, изменяет своё отношение к евреям в целом, а это идёт на пользу еврейству, сионизму и иудаизму, позволяя собрать под знамёна фашисткой идеологии «религиозно-племенного братства» как можно больше тех, кто отошёл от неё, или засомневался в её справедливости.
Устраняя правонарушение, закон не исправляет последствия «деятельности» преступника, ограничиваясь его наказанием, и не распространяет негативный опыт от контакта с этим конкретным разрушителем на ему подобных, т.е. блокирует образование иммунитета, предоставляя возможность болезни беспрепятственно распространяться .
Толерантность как медицинский термин – это «иммунологическое состояние организма, при котором он не способен синтезировать антитела в ответ на введение определённого антигена (врага – Н.О.) при сохранении иммунной реактивности к другим антигенам». Многие выдающиеся личности в истории человечества от Сенеки до Дж. Вашингтона, от Джордано Бруно до Российских государей считали евреев «чумой общества», болезнью, а общество «толерантное» к заразе обречёно.
Как же нам выжить?
Решений несколько. Во-первых: уничтожить иудаизм. Так, Папа Юлий III издал указ об изъятии и сожжении Талмуда, а его преемник Павел IV пошёл ещё дальше и под страхом смертной казни приказал евреям выдать все имеющиеся у них книги, но Рим так и не довёл это дело до конца. Да это и невозможно.
Во-вторых, не заниматься коммерческой деятельностью вообще, что предлагали коммунисты и христиане.
В-третьих, устранить евреев от экономики и культуры неевреев, что предлагал Гитлер.
И, в-четвёртых, в максимальной степени информировать все клетки социального организма о той опасности, которую несёт в себе вирус – разрушитель и убийца, т.е. создать иммунитет в культуре нации-хозяина и научить его некоторым правилам национальной и социальной гигиены. Это мы и предлагаем.
Толерантность, т.е. терпимость, имеет смысл только тогда, когда мы точно знаем границы этой терпимости и её смысл. Толерантность «вообще» – полное отсутствие сопротивления организма к инфекции, это социальный СПИД, ведущий к смерти нации и государства. Говоря по-человечески, толерантность должна быть разумной, свободной от всего, что не основано на знании. Но это же и основа демократии, которой нет и которой не будет, пока ограничивается знание, пока кто-то считает себя вправе скрывать или фальсифицировать информацию, независимо от причин, породивших такое «право».
Евреи как носители фашисткой идеологии провоцируют фашизм везде, где они присутствуют. Противостоять «религиозно-племенному братству», как и мафии, в одиночку невозможно. Форма национального сопротивления культурной и экономической агрессии, безусловно, зависит от национальной культуры народа-хозяина. И если фашистские тенденции отмечаются в России и среди русских, которых даже Запад презирает за излишнюю терпимость и бесхарактерность, то дальше, как говорится, ехать некуда. Достали.
«Мы ненавидим христианство и христиан, – говорил нарком Луначарский, – даже лучших из них следует считать наихудшими ближними. Они проповедуют любовь к ближним и милосердие, что идёт вразрез с нашими принципами... нам нужна ненависть. Мы должны научиться ненавидеть, и только тогда мы сможем завоевать весь мир».
«Народ ни одной страны, ни в одной революции в истории не дал так мало своих представителей на осуществление революции и так много на сопротивление ей», – справедливо отмечал М. Бернштам, предлагая исключить слова «русская», «рабочая» и «крестьянская» из научного обихода в приложении к революции 1917 г. в России (цит. по: Лебедев Л. Великороссия. Жизненный путь).
«Боже! воскликнул любимчик Ленина Радек, если бы в этой борьбе за нами стояла другая нация, а не русские, мы бы перевернули мир...».11 Возможно, следует поблагодарить русских за то, что мир остался в не перевёрнутом состоянии. Но Америка, вероятно, доделает то, на что оказались «неспособны» Россия и Германия.
Если евреи, как «божий народ», – пример для других народов, то всё, характерное для иудаизма, должно быть основой культуры и неевреев тоже. А это , безусло вно, – фашизм. Не случайно издатель-нацист Юлиус Штрайхер говорил: «Мы брали еврейские законы за образец».
«Фашизм, – проникновенно, со страданием и осуждением в голосе говорил еврей М. Ромм в фильме «Обыкновенный фашизм», – начинается с национального чванства. С того момента, когда немец поверит, что он лучше всех остальных, потому, что он немец». А разве только немец? Что тогда говорить об иудее?
Еврей, верующий в свою иудейскую богоизбранность «потому что он еврей», убеждённый в ничтожности и скотоподобии других народов, потому что они не евреи, – он кто? Всякий, считающий себя и свой народ «богоизбранным», уже фашист, поскольку всех остальных он вынужден отнести к ведомству дьявола. А оттого, что этот «сетевой» фашизм не имеет явно видимого центра и лидера (не считая того, кого они называют богом), он не становится демократией.
Вернёмся ещё раз к словам Путина о том, что «иудаизм имеет безусловную ценность для России». Если иудаизм – пример для подражания, то русский фашизм (если он появится) не может быть осуждён так же, как не осуждается фашизм еврейский. Если Путин (как он говорит) против двойных стандартов в политике, но начать он должен с себя, своей власти, своей идеологии и своей страны. Так, что вы имели в виду, господин президент, когда назвали иудаизм «ценностью»? Следует ли нам, так же как и Гитлеру, взять «законы иудаизма за образец» для русских?
По утверждению исследователей национальных культур, евреи оказывают всяческую поддержку лицам, идентифицирующим себя со своей нацией. Поэтому они добиваются коллективного преимущества над одиночками в экономике, политике и культуре. После того, как, например, журналист Соловьёв во всеуслышание сказал «мы, евреи», он получил и доступ к президенту и лучшее время на ТВ., резко обскакав по еврейской кривой своего бывшего напарника Гордона, которому только и остаётся гордиться тем, что он – «национальный коктейль».
«После» не означает «поэтому»? В данном случае имеет значение не столько причина продвижения еврея по социальной лестнице, сколько результат такого движения. Элита (а это отнюдь не худший её представитель) с деформированным иудаизмом мировоззрением не может объективно относится к русским и выражать их интересы, а интересы русских – это интересы большинства. Зато такая элита обязана и будет защищать евреев и иудаизм, испытывая к нему не только генетическое предрасположение, но и обязанность в ответ на содействие в конкурентной борьбе. Т.е. «помощь» имеет характер взятки, которую следует отработать.
О равноправной и честной «личной» конкуренции евреев с русскими, часто и с удовольствием топящих «ближнего своего», говорить вообще не имеет смысла. В России «еврейский вопрос» также «вопрос русский», вопрос российской государственности и религии, жизни и смерти русской нации.
 Л. Тихомиров писал в начале XX века: «Мы, русские, напоминаем тот град, который «разделился на ся» и поэтому не может устоять. Разделение у нас во всём, и поэтому во всём пропадает наша сила. Наши патриотически настроенные люди со всех сторон кричат о «засилье»: засилье еврейское, армянское, польское, масонское и т.д. Нет конца этим «засильям», и, что всего назидательнее, – угнетают нас везде и всюду группы численно слабейшие, иногда ничтожно слабые».12
«Ничтожно слабые» – по отношению к нации в целом, но чрезвычайно сильные по отношению к человеку-одиночке, к «либерально-демократической» личности. Внутривидовая конкуренция, неспособная защитить себя от внешнего влияния, стала основанием для уничтожения вида в целом. Поэтому евреи меж собой стараются не конкурировать, и уж тем более не привлекать к разрешению внутренних конфликтов неевреев. Это нам и следует принять за образец. Евреи против? А кто их вообще спрашивает? Это касается только нас.
Как утверждал пророк Магомет: «Не может выжить народ, разделившийся на партии». Демократия – основа поражения – не потому, что она демократия, а потому, что есть совершенно недемократические и нетолерантные к нам организации в самой демократии и над ней. Поэтому еврейские национальные организации любого толка противопоказаны демократии. Именно это и послужило основанием для известного письма российских депутатов в прокуратуру. Но вместе с еврейскими организациями следовало упомянуть и обо всех вообще организациях национальной ориентации и о масонах.
Даже самый либеральный демократ в одиночку ничего не сможет противопоставить коллективу. Объединение – основа социального, политического и коммерческого успеха. Поэтому элита собирается в стаи, именуемые партиями, «масонскими ложами» или «орденами». О партиях разговор отдельный, хотя до 80% (а иногда и более) в высшем руководстве всех политических партий перед революцией было представлено «лицами еврейской национальности». То же и в масонстве.
Орден – признание заслуг человека перед той или иной властью. Почти все ордена и масонские ложи – в Европе, Англии, США и некото рые – на Ближнем Востоке. Все они, независимо от внешней риторики, имеют прозападную направленность и иудейское руководство, идеологию, обрядность. Принадлежность политика к любому ордену – есть признание его заслуг перед Западом вообще и иудеями в частности, признак его глупости, тщеславия и, как следствие, предательства нации и родины .
Дизраэли – крещёный еврей, глава английской политики и лорд Биконсфилд – в одной из речей в Эйлсбери 20 сентября 1876 года констатировал: «Правительства нашего века должны всегда считаться с тайными обществами: тайные общества в последнюю минуту могут обратить в ничто всякое устроенное уже дело: у них есть агенты везде, и агенты, ничем не стесняющиеся, готовые убивать и готовые на массовые избиения». Он же недвусмысленно и определил масонское руководство как еврейское. А Гитлер прямо сказал: «Масоны – это искусственные евреи», а он попал во власть не без их помощи.
Того же мнения придерживался и раввин Исаак М. Визе, который в 1855 г. писал: «Масонство есть иудейское учреждение, история, степени, должности, пропуски и толкования которого от начала до конца иудейские». Да и каким ему быть, если масонство основано на Каббале, искажённом евреями учении Востока, которое лежит в основе иудаизма? И объединяет масонство не только евреев, иначе не было бы смысла в его организации. Но любое тайное правление, любые действия «во тьме», не говоря уже о политических убийствах, – это сатанизм.
Что вы знаете о масонах? Практически ничего. Но масоны имеют большинство в правительстве США. А если люди, демократически избирая того или иного человека во власть, не знают о его принадлежности к масонству, и понятия не имеют о целях и задачах этих группировок, то вся избирательная кампания является обманом избирателей. С таким же основанием они могли бы голосовать за представителя Аль Каиды, «русского» шпиона или мафиози. И это – демократия? То же относится и к России. Вполне возможно, что через неско лько лет Вам соо бщат, что Ваш любимый президент – масон и немецкий (английский) шпион. До тех пор, пока существует масонство, всё возможно. А масонство и мафия бессмертны. Оно и есть политическая мафия, такая же, как иудаизм.
Формальные лозунги масонства те же, что у демократии: Свобода, Равенство и Братство. Но разве считает себя масон равным человеку, не входящему в его организацию, если само его членство только подчёркивает и усиливает неравенство? Весь смысл масонства в неравенстве, не только в выделении из массы, но и в неравенстве внутри самой организации, являющей собой строгую иерар¬хическую  форму, полностью  копирующую аристократические структуры  феодализма  и представленную «ступенями посвящения» в некую тайну, «известную» только избранным.
Свобода понимается как свобода от всего, что не основано на разуме, т.е. знании. Не говоря уже о ничтожности человеческих знаний, эта формула в сочетании с «тайной» говорит об иерархической несвободе самих членов масонских групп. Могут ли нести всем людям «равенство» и «свободу» организации, основанные на неравенстве и несвободе?
Тайна, безусловно, в масонстве есть. Но истинного знания нет, как нет истинного Бога ни в одной религии, везде завесы и тайны, везде иерархия и рабство, основанное на манипуляции психикой людей. Где тайна, там и ложь, а где ложь, там и дьявол. Масонство – это тёмный лабиринт, куда есть вход, но с выходом – проблемы.
Мы не будем рассматривать дикие и кровавые ритуалы некоторых масонских организаций, потому что нормальный человек не поверит в то, что это вообще возможно среди людей, которые правят миром и нами. Но, тем не менее, такие ритуалы существуют, поскольку людей, стремящихся к власти, объединяют пороки (например, гомосексуализм), совместные преступления и совместно пролитая кровь. Комплекс власти, садизм и гомосексуализм взаимосвязаны.
«В тайные общества вступают обыкновенно аферисты, карьеристы и вообще люди по больш ей части легкомысленные, с которыми нетрудно вести дело и ими заводить механизм проектируемой нами машины... Естественно, что мы, а не кто другой, поведём масонские действия, гои же не ведают ничего, даже непосредственного результата: они задаются обыкновенно минутным расчётом, удовлетворяя самолюбие в исполнении задуманного, не замечая даже того, что самый замысел принадлежал не их инициативе, а нашему наведению на мысль», – подтверждают Протоколы сионских мудрецов.
Есть ли разница между текстом Протоколов и нашим пониманием масонства? Нет? Тогда примем это за истину, независимо оттого, что по этому поводу говорят евреи и «жидовствующие».
Власть – единый и единственный смысл и цель существования масонства. Человек в нем представляет ценность по тому «количеству власти, которое он может освоить». Но стремление к власти (комплекс власти) – отнюдь не норма для всего человечества, особенно – для русских, поэтому Россия никогда не была и не будет центром масонства, а лишь «в лучшем случае» провинцией, подчинённой Западу и иудеям. Особенно в России принадлежность к масонству несовместима с государственной властью, политикой и «самоопределением» вообще.
Тоталитаризм понимается как одна из форм господства, характеризующаяся его полным (тотальным) контролем над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конституционных прав и свобод, репрессиями в отношении оппозиции и инакомыслящих. Всё это в полной мере относится и к иудаизму, и к масонству. Поскольку весьма трудно отделить одно от другого, а также с учётом подчинённости это политическое явление получило название иудо- или жидомасонства. Последнее – вернее, поскольку «жид» – не иудей, а всякий «нехороший» человек вообще.
Политические интересы иудаизма распространяются на все основные сферы деятельности людей. «Как то лько завоёван контроль, все неи удейские интере сы должны быть исключены », – отмечал Генри Форд. Поэтому их влияние постоянно расширяется, а интересы неевреев, соответственно сужаясь, исключаются из политики, экономики и культуры государств пребывания евреев, превращая в итоге всю социально-государственную систему в разновидность апартеида.
Поэтому из всех олигархов, разворовывавших Россию, пострадал один только Ходорковский – нееврей по еврейской традиции (галахе), или еврей второго сорта, который не смог купить себе еврейство даже многомиллионными взносами в РЕК (Российский еврейский конгресс).
Его принесли в искупительную жертву за грехи, и он ответит по полной программе за олигархов, за Ельцина и Путина, за весь бандитский капитализм, за революцию, за татаро-монгольское иго и даже за Хазарский Каганат. Совсем не лишним для иудаизма было бы распять его, как Иисуса, и распять руками «нашей» власти.
Намного более одиозным фигурам чисто еврейского происхождения, не только дали возможность уехать, но и вывезти украденное (с помощью государства!) у народа. Государство не достанет и не будет даже пытаться достать их там, где они сегодня находятся. Государство их попросту боится. Любой чиновник опасается более их, чем представителей мафиозных структур.
«Крупное должностное лицо может ещё, пожалуй, отстаивать русские (государственные! – Н.О.) интересы от посягательств армян (сами русские защитить себя не могут – государство и культура непозволяют . – Н.О.), но маленькому чиновнику прямо небезопасно быть не только активным противником армянской   интриги,   но   даже   просто   строго   честным   служакой,   не   допускающим   беспо рядка   и злоупотреблений, в которых участвуют армянские тузы. Его непременно оболгут, запачкают ему формуляр, выживут его тем или иным способом... постараются повлиять на его жену и детей, скупить его векселя, если таковые есть, лишить его кредита, если таковой нужен... (Поэтому) Расхищены десятки тысяч десятин ка¬зённой земли, сокрыты сотни вопиющих преступлений... Люди, заведомо занимавшиеся контрабандой, хищением земель, подлога ми и иными преступлениями и нажившие потом миллионы, достигли высочайших, для их репутации и нравственной дикости, званий и почестей; невежды и развратники оказывались покровителями учебных заведений; воры и поднадзорные – влиятельными членами армянских церковных попечительств, заправилами банков, главарями благотворительных обществ... И хотя армяне составляют там лишь 40% населения, дума всецело в их руках. Грузинам, русским, мусульманам доступа туда нет... К слову «русский»... они обычно добавляют слово «собака», – писал видный русский учёный конца XIX – начала XX в.в., журналист и историк В.Л. Величко о дореволюционном Кавказе13 . Если государство не может защитить чиновника – своего представителя, то простой человек и вовсе беззащитен перед любым неформальным объединением.
И это – всего лишь армяне, которые даже не иудеи, а христиане, хотя и христианство у них особенное, как и иудаизм у евреев , т.е. национальное. Не только «маленький чиновник», но президент России (и США) может добавлять к своей бывшей должности и даже жизни приставку «экс», если затронет интересы международного еврейства.
Россия владела Кавказом формально, армяне – экономически, а поскольку «буржуазия принадлежала к племени, не заинтересованному в благополучии государства и даже не желающая ему добра », то это экономическое господство было паразитическим по сути и весьма опасным в политическом плане, – отмечал Величко.
Если бы не Россия, то армяне на Кавказе добились бы того же, что и в Турции, их просто вырезали бы. Геноцид? Да. А власть армян в неармянских государствах, власть, не заинтересованная не только в благополучии государства, но и народа, и не желающая ему добра? Апартеид? Если есть иное определение такого рода «демократии», то мы бы хотели его услышать.
То же можно сказать о евреях и современности. Куклы в «нашем» правительстве не пляшут сами по себе, хотя и создают такое впечатленье. Власть провоцирует создание криминально-политических структур, одновременно пытаясь снизить уровень конфликтов русским непротивлением злу, очередной раз принося народ в жертву своим политическим интересам.
Поэтому восстановление русской национальной самоидентификации и культуры никак не связано с российской государственностью, и, тем более – с евреями. Более того, государство всегда препятствовало, и будет препятствовать этому процессу. У него своя «правда». А до осознания истины механизм, тем более – механизм, подчинённый идеологии иудаизма, подняться не сможет никогда.
Культура государствообразующей нации является единственной основой устойчивости социальной системы. Но только в том случае, если она самостоятельна, не подчинена государству, отделена он него и существует на пожертвования нации. Это место в России и у русских занято православием, поэтому большинство проблем русской культуры и народа связано именно с этой религией: «русский – это православный».
Та самая «церковная десятина», которая послужила причиной для издевательства над Церковью в России, – это налог на содержание и развитие культуры, плата за выживание нации. По объёму этого налога и направлению его использования можно судить о состоянии и жизнеспособности социальной системы в целом. Но «развитие» догматов христианской веры невозможно в принципе, а православная нация вообще не в состоянии ни создать свою культуру, ни сохранить однажды обретённое. Она обречена на поражение.
Церковь (как основа национальной культуры) отделена от государства, но она, в отличие, например, от шоу-бизнеса и СМИ, практически лишена возможностей воздействовать на сознание масс. Впрочем, как мы покажем далее, православие и русская культура несовместимы: христианство, хотя и соответствует духу русского народа, лишает этот народ (и не только этот) исторических корней и самого смысла его существования.
Не случайно православие заговорило «О нашем поражении». Всю эту религию можно свести к одной фразе: «Спасайся, кто может!» Но функция религии намного шире спасения отдельных лиц и душ, поскольку она – основа культуры народа. И неверующих тоже. И даже – инаковерующих, но русских, поскольку и в иной среде он представляет свою культуру, а следовательно, и религию. Религия    не    только    обязана    «спасать»    заблудших,    но    быть    основой    государственной, производственной, военной и научной культуры. Например: религиозные структуры католичества были основой научного развития Европы. Результат налицо.
Обер-прокурор Синода К. Победоносцев в разговоре с еврейским банкиром Морицем фон Гиршем утверждал, что «политика правительства исходит не из «вредности» евреев, а из того, что, благодаря тысячелетней культуре, они являются элементом более сильным духовно и умственно, чем всё ещё некультурный и тёмный русский народ».14
Можно ли поставить более негативную оценку православной культуре, после 1000 лет монополии которой русский народ остался (стал!) «некультурным и тёмным»? Чем всё это время занималась и занимается Церковь в России? Это вопрос риторический. Неужели и тысячелетнего опыта недостаточно для того, чтобы понять всю опасность этой «веры», проявляющуюся не столько в ней самой, сколько в её негативном влиянии на всю социальную систему?
Отсюда и проблемы, которые вне «еврейского вопроса» кажутся несущественными, а совместно с еврейским вопросом их рассматривать в «приличном» обществе не принято. Но если выбирать между таким обществом и истиной, то для разумного человека выбора не существует.
Египтяне, а позднее и Гитлер сетовали на то, что евреи «подложили» своих женщин в постели сильных мира сего, что фактически поставило власть на службу еврейству. Такая модель поведения не имеет политического смысла вне культуры евреев, где женщина, жертвующая собой ради собственного народа (в постели гоя), – героиня, хотя и по сути своей – «элитарная» проститутка, работающая на сутенёра, в роли которого выступают иудеи или масонство.
Женщина вообще используется для подкупа неподкупного, ибо «ночная кукушка всегда дневную перекукует». Так, у академика Андрея Сахарова без сексуальной ориентации на представительницу «религиозно-племенного братства» никаких крамольных мыслей вообще возникнуть не могло, поскольку в культурно-политическом отношении он мало чем отличался от слесаря-сантехника, впрочем, как многие «наши» академики и деятели «искусства».
Специалист подобен флюсу, говаривал К. Прутков, полнота его одностороння». Физик, рассуждающий о политике, культуре, антисемитизме и т.д. и не давший себе труд самостоятельно и глубоко разобраться в этих вопросах, иначе как опасный для общества недоумок квалифицирован быть не может. Интеллект и информированность – совсем не одно и то же. Мысли человека и выводы, к которым он приходит, практически полностью определяются информацией, которой он располагает и его национальной культурой. А где получал Сахаров информацию для своей политической деятельности и базу для своих рассуждений? В постели с Е. Боннер? Она использовала его имя и влияние, рассчитавшись таким образом за «любовь». Это касается многих современных «политических» деятелей.
После Египта теократическую основу этого племени составили потомки египтян, в том числе, – египетских жрецов. И в наше время на первом месте у идеала еврейской женщины – рассудок и социальный статус мужчины, остальное, включая национальность, – второстепенно. Заметим, что дети евреек по обычаю этой нации – евреи, в результате чего нация аккумулирует международный интеллектуальный потенциал. И не только интеллектуальный.
Еврейка предпочтёт «человека шатров» – Иакова (Израиля), русская – «человека полей» – Исава (Едома). Эти предпочтения воспроизводят не только генетику. Социальные отношения их потомков весьма схожие с библейскими притчами, где Иаков (под руководством любящей его матери) смошенничал в обретении прав на наследство и Бога, за что старший брат Исав (нелюбимый) попытался его убить, и только бегство «за бугор» спасло брата-мошенника от вполне заслуженного наказания. Ситуация знакома нашим современникам по «перестройке».
Этот эпизод можно считать началом всяческих «еврейских вопросов». Многое в отношении к евреям (потомкам или «сынам Израиля») объясняется не предрассудками, и не тем, что они «других умнее» (евреи отнюдь не самые умные), как они о себе думают и говорят, а тем, как многие из них используют свой интеллект.
«Лжец должен обладать хорошей памятью», – говорил древний философ Квинтилиан. Мошенник в принципе не может быть глупее жертвы, а разум, не ограниченный нравственными нормами, потенциально преступен и разрушителен. Законы государства частично ограничивает разрушителя, но в полной мере эти ограничения предусмотрены только в иудаизме и распространяются только на отношения между евреями.
Даже генетическая склонность к агрессии и антисоциальному поведению не представляет опасности , пока нет соответствующих условий, модели поведения и не сняты психологические ограничители. Всё это, включая и часть «внешних условий», определяется национальной культурой. «Евреи зациклены на исторических аналогиях», – считал английский историк Пол Джонсон. А история евреев и их культура – иудаизм, некоторые «общечеловеческие» положения которого были приведены выше.
Модель поведения Иакова, впоследствии прозванного Израилем, не только определила поведение его потомков, но и произвела «естественный отбор» индивидов, генетически склонных к такому поведению. Религия предопределила направление эволюции. Тот, кто не принял эту норму, отошёл от иудаизма. Оставшиеся следовали этой модели более двух тысяч лет.
Время более чем достаточное, чтобы религия сформировала расу, группу людей, генетически отличных от остального человечества. «Евреи произошли от смеси отбросов всех рас», – прямо заявил Мюнцер («Дорога в Сион»). Но это, конечно, преувеличение, хотя то же самое говорят о себе американцы. Поэтому антиамериканизм и антисемитизм имеют много общего.
Даже те, кто отошёл от иудаизма, следуют той же модели поведения. Им необходима вера... в любую , близкую по смыслу к иудаизму химеру, в которой их разум ищет «культрную » опору. Но они обладают врождёнными способностями убеждать окружающих даже в то, во что не верят сами, и что является необходимым свойством всех актёров и мошенников. Как сказал кто-то из великих актёров: «Уберите из американского театра евреев, цыган и гомосексуалисто в, и театра не будет». То же касается Голливуда, да и всей Америки в целом. «Весь мир театр...»
«Евреи... составляют определённого рода аристократию», – писал Генри Форд. Аристократией среди других народов считают себя и сами евреи . «Арист ократия» в переводе с греческого – «власть лучших». Род Израиля – род спекулянта и мошенника, обожествившего спекуляцию и мошенничество, действительно, род лучших... мошенников, спекулянтов и лицедеев. Если раньше культуры народов определялись национальными героями, то сегодня они формируются теми, кто изображает героев, а это совсем не одно и то же, или, как говорят сами евреи, «это две большие разницы». Русскую культуру должна создавать русская элита, а не еврейская диаспора и не на базе иудаизма, который является только приложением и дополнением к генетике евреев, берущей своё начало от Иакова.
«Есть в конечном итоге только два опыта мира – опыт общечеловеческий и опыт «научный», т.е. кантовский, как есть только два отношения к жизни – внутреннее и внешнее, как есть два типа культуры – созерцательно-творческая и хищнически-механическая. Всё дело сводится к выбору того или иного пути ...», – писал Флоренский.15
Он свёл все различие культур к двум типам мышления: интуитивному или логическому, правому или левому, консервативному или либеральному. Т.е. тип мышления, культура и политическая ориентация, религия и язык нации взаимосвязаны.
Причем, первое в своём крайнем выражении есть полная предопределённость , централизация, отсутствие всякой «свободы воли», объединение, мир и любовь, основанные на энергетической избыточности (достаточности) и истина, понимаемая как жесткая причинно-следственная зависимость. Второе – полная неопределённость в настоящем и даже в прошлом, децентрализация, отсутствие причинно-следственных св язей, распад, боль, ложь, борьба и ненависть. Хотя в состоянии полной неопределённости сложно назвать ложь ложью. Это, скорее, фантазия, попытка создать свой остров покоя, свою культуру и систему ценностей в океане нестабильности и страха, выжить, ускоряя падение и разрушение других.
Всякий социальный и вообще живой организм, даже агрессор и «разрушитель», внутри себя руководствуется нормами первого типа, направляя разрушительные тенденции вовне. Внутренняя любовь, как правило, связана и основана на внешней ненависти, а внутреннее созидание происходит за счёт внешнего разрушения. И наоборот.
Всё это – такой же закон природы, как закон сохранения энергии. Циолковский назвал жизнь «взбаламученным нулём». Вывод о количестве плюсов и минусов нуля сделайте сами, как и вывод о том, являются ли защитниками жизни те, кто уничтожает волнение около этого нуля. Вопрос не так прост, как кажется. Материя – «взбаламученный нуль» первого порядка, жизнь – второго, сознание – третьего. Задача национальной культуры «баламутить» разум человека. А у каждой нации – свой спектр и своя резонансная частота.
Следует ввести, как минимум, два общих параметра культуры: по средствам существования её носителей, производительный или «паразитический»,  культура масс и культура «элиты». Человек может жить за счёт природы и человек может жить за счёт другого человека. Культура первого связана с природой и производством, второго – с межчеловеческими отношениями.
Человек со вторым типом культуры (и психики) склонен к аморальному поведению, демагогии, спекуляции, созданию виртуальных миров, лжи и искусству, интеллектуальной или силовой аг¬рессии, т.е. приёмам и методам воздействия на сознание и даже подсознание человека, с помощью которых он «убеждает» первого поделиться с ним частью его собственности и прав. С ростом про¬изводительности труда и урбанизацией культура (и психика) второго типа становится доминирующей, а это, как писал Шпенглер в работе «Закат Европы», «шаг к неорганическому, к концу».
Именно из этой среды рекрутируется основная масса торговцев-спекулянтов, писателей, учёных, артистов, адвокатов, идеологов, политиков, вождей, врачей (поскольку большинство болезней носит психологический характер, а потому лечатся словом и внушением) и... выдающихся преступников. Эта же культура склонна к созданию богов, религий и социальных идеологий, используемых в качестве средства манипуляции сознанием людей с целью перераспределения ресурсов. В этом же смысл поведения прародителя евреев Иакова-Израиля.
Всё в элите подчинено только этой цели. Её забота о народе не выходит за рамки заботы наездника о лошади. Но хороший всадник считает лошадь своим дополнением, т.е. частью себя. Российская элита не относилась и не относится к этому типу «наездника», а потому перед революцией предпочитала французский язык русскому.
Туда они, оставшиеся в живых, и сбежали, когда разбойник вырвал у них из рук поводья. Но оказались и там абсолютно никому не нужны. Они могли бы стать «новыми евреями», если бы со¬хранили национальную самоидентификацию, взаимопомощь, язык и культуру. Но именно национальная культура не позволила, и не позволит им сделать это.
То, что думал Ленин по поводу «русской интеллигенции», в порядочном обществе повторять не рекомендуется. Смысл же в том, что русская «элита» в массе своей состояла и состоит их таких же деклассированных элементов, как и еврейский люмпен. Но в отличие от этого люмпена русская элита ещё и денационализирована. Быть русским для людей из «порядочного общества» «западло». А вне нации они ничто. Они смешны и нелепы в своей «ностальгии», поскольку даже смысла её не понимают.
Может ли человек, волею судьбы сменивший свою культурную группу, забывать, презирать или пренебрегать своими родителями? Может ли он вообще считаться человеком, а тем более, русским? И нужны ли такие дети своим родителям? От того, как Вы ответите на эти вопросы, зависит, стоит ли Вам тратить время на то, чтобы читать далее. Для некоторых это совершенно бессмысленно.
Есть другая модель поведения «элиты»: загнав одну национальную лошадь, менять её на другую, убивая при необходимости её прежнего владельца. Сами евреи ещё более категоричны в своих оценках «Посмотри на евреев России, – пишет Бени Пелед, – часть из них захотела независимости, остальные хотят продолжать роль клеща на теле русской собаки. А если русская собака стала немножко больной, немножко злой, они ищут себе американскую собаку. В конце концов, евреи жили так две тысячи лет», – А.И. Солженицын: «Двести Лет вместе»... с клещом.
Клещ – даже не наездник, а простой паразит, заевший коня до размеров собаки. Вопрос В.В.
Путину: собака и клещ это и есть «нация в политическом смысле»? А если «да», то кто Вы лично? Или Путин, заявляя что «иудаизм... имеет безусловную ценность для России»*, относит себя и свою «элитарную» группировку к тем же клещам на теле русского народа? Зачем нужно было воевать с Ордой, гнать Наполеона, бросать миллионы жизней под фашистские танки, если в результате мы имеем власть, ничем не отличающуюся от оккупационной? А оккупационной является любая власть с инородной культурой.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
* М. Назаров. «Фашизм от «Шулхан арух». «Завтра». №31 июль а вг уст 2 0 0 2 . Иуда изм, без условно, обладает «определённой ценностью» для преступников, поскольку идеология разрушения и паразитизма – это их идеология. На вопрос: «кто есть мистер Путин?», существует вполне логичный ответ, который дал он сам.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
«Мы били их не за то, что они обдирают, – говорил один из крестьян Херсонской губернии после событий 1881 года, – они на то и жиды, чтобы обдирать, – а за то, что, обдирая нас, они хотят над нами панствовать», А они «хотят над нами панствовать» только для того, чтобы «обдирать» ещё более эффективно и без ненужных затрат на содержание «русской» элиты с французским прононсом. Найдите другой народ, другого «коня», быстрее и точнее «всадника» понявшего суть происходившего и попытавшегося в меру своих возможностей защитить своего бестолкового хозяина от падения. Увы...
«Я хотел въехать в город на белом коне, 
                                                                                         но хозяйка корчмы улыбнулася мне...»
А может быть, и в самом деле, давно пора убрать паразитическое бельмо «русской элиты» из глаз русского народа? Зачем нам лишнее и корявое передаточное звено между русским народом и еврейским «менеджером»? Ведь как заявил Борис Березовский «В России еврейскому капиталу не хватало одного: крепких русских кулаков». А без посредников между еврейским мозгом и русскими кулаками оплата услуг будет повыше, примерно, как после «Великого» октября, Подумайте. Это не так глупо, как кажется, хотя и не так умно, как хотелось бы, поскольку ничего не изменит в принци¬пе.
Каждая биологическая база требует своей психо-информационной надстройки или культурного программирования, поскольку даже цвет глаз связан с сексуальным поведением, не говоря уже о генетических особенностях, предопределяющих то т или иной тип культ уры, или, если сказать точнее, талант или склонность к восприятию того или иного мировоззрения.
Учёные утверждают, что европейцы и арабы по-разному воспринимают даже время. Но и внутри нации каждый психотип требует сво ей культуры , а современная наука различает до шестнадцати основных психических типов людей. И в основу этой классификации положено именно различие между интуитивным и логическим типами интеллекта.
Общая культура имеет тенденцию к образованию локальных субкультур, которые учёные называют «бесполезными наростами». Однако эти «наросты» играют в эволюции культуры и нации такую же роль, как генетические отклонения в животном мире.
Практически невозможно предугадать, какой из культурных клонов окажется жизнеспособным, и, возможно, сменит направление основной культуры. Но вполне можно определить, какой из них окажется тупиковым. Так, тупиковыми являются все отклонения, носящие сексуальный характер, а маргиналами часто именуют людей, требующих возврата к норме. Сделайте вывод о сути нашей власти и культуры, если допустимым является всё тупиковое и нежизнеспособное.
Чем выше степень отклонения культуры или социальной системы от истины (закона жизни), тем активнее и заметнее «наросты», принимающие в своём левом отражении агрессивно-террористический оттенок. Развернуться «вправо» система может только с помощью «левых» сил, и, возможно, двигаясь влево. Так, ограничения гражданских прав и свобод в США без терактов были бы совершенно невозможны и немыслимы, хотя любая власть заинтересована в этих ограничениях. То же касается и кажущейся левизны многих принимаемых сегодня законов, которые в итоге приведут к созданию самой тоталитарной системы в исто рии человечества, когда за человеком будут следить всегда и везде, потому что вне системы слежки он будет способен на любое аморальное и преступное поведение.
Люди не понимают смысла слов, которыми оперируют, что говорит об отсутствии культуры, а тем более, «великой» культуры. Например: что значит «однополый брак»? Брак не столько регулятор отношений между мужчиной и женщиной, сколько система защиты интересов детей, появляющихся в результате этих отношений. Какие дети в «однополом браке»? Разве группа людей, получающих удовольствие от общения друг с другом, основа для брака? И те, кто «соображает на троих», тоже? Даже экономика – только часть смысла семьи, и часть совсем не определяющая.
То же в «легализации проституции». Смысл «легализации» не в самой проституции, а в том, могут ли Закон и государство, легализующие безнравственность, быть нравственными, т.е. защищать и поддерживать, а не разрушать национальную культуру? Легализация проституции – это унижение человека в человеке, признание всех людей, подчиняющихся этому закону и государству, скотами. Исламское многожёнство в свете этого выглядит примером для подражания, в том числе и как способ борьбы с проституцией.
К чему приведёт легализация «аморалки»? Замужней женщине или девушке, оставшейся без работы, будет рекомендовано заняться проституцией, в противном случае она лишится пособия по безработице. Это – европейская реальность. «Кем работает ваша мама?» Соревнуется на звание «Блядь России»... Не нравится слово? А смысл? А дело?
После революции отмечались те же тенденции. Совершенно серьёзно говорилось о том, что «закон до лжен о бязат ь всех жен щин заниматься проституцией», освобождая их от этой «почётной» о бязанности на три месяца до родов и на месяц – после, хотя, зачем проститутке дети? По сути, мы имеем ту же идею, но доработанную в соответствии с условиями применения теми же идеологами, которые и тогда контролировали власть и культуру. Не помним? Мы не помним не только это.
«Если государство не может бороться с проституцией, то её следует легализовать»? Государство не может бороться с очень многими явлениями, например, с коррупцией, терроризмом, использованием служебного положения в личных целях и т.д. Легализация проституции, «однополых браков» и т.д. приведёт к тому, что практически всё исламское население России и значительная часть русского, поддержит идеологию терроризма и Джихада как священной войны против «русских» скотов, но не их идейных руководителей. Причём, спровоцируют эту войну именно те, кто сегодня ратует за легализацию проституции и прочие «свободы».
Закон определяет рамки свободы, в которых движется, развивается общество и каждый человек в отдельности, рамки экономической конкуренции, рамки обретения капитала, который, благодаря демократии, получил возможность влиять на власть. «Только той свободой стоит обладать, которая даёт простор уму и добрым качествам народа», – го ворили европейские философы. Какие качества требуются проститутке? Прежде всего, – лицемерие и всё, что с ним связано. Проститутка должна уметь создать иллюзию любви, иначе она ничего не стоит. Это же и в значительно большей степени касается гомосексуальных отношений, которые сами по себе не только ложь, но и признак болезни психики. А может ли болезнь быть нормой?
«Наебёмся» от души. Вас оскорбило это слово? Но это то же самое, что обсуждается официально и даже легализуется! Давайте называть вещи своими именами, и не прятать стыдливо плутоватые глазёнки. Русский язык не позволяет называть это так , что бы небыло стыдно ? Доверяйте своему языку, а не еврею, даже если он – «русская элита» и упрекает нас в незнании русского языка. Дискредитация женщины как культурообразующего фактора окончательно разрушит социальный организм России.
Элита нагло и безответственно манипулирует сознанием народа. Нас заставили отказаться от смертной казни в отношении убийц, мотивируя это тем, что человек не имеет права отбирать жизнь, дарованную Богом . Но мы же убиваем миллионы ни в чём не в иновных детей в процессе «прерывания беременности». Виновные убивают невиновных – и это убийство – норма, легализованная законом. Нас ничто не останавливает, ни Бог, ни Закон, ни мораль. Мы сошли с ума?
Какова власть, таков и народ. Нами правят сумасшедшие, проститутки и гомосексуалисты, а сумасшедшим можно всё, их могут ограничить только стены и решётки. Закон элита и государство не защищают невиновных. Их цель – умножение преступности и размножение дегенератов, политика, направленная на уничтожение народа. А может ли быть другая демократия и другое государство?
В рамках социальной организации культура делится на два основных типа – элита и народ, сверх того – власть и жрецы – посредники между людьми и «богами», т.е. суперэлита, которая определяет общий вектор развития нации. А субкультуры элиты и народа разделены в свою очередь на две подкультуры каждая (по Флоренскому) : по типу интеллекта. В результате получается фигура о чень схожая со звездой или формой человека. И это естественно, поскольку в основу всего живого положены одни и те же законы, формы и пропорции. И у человека два полушария одного мозга.
Отметим также и то, что правые и левые тенденции в стабильном социальном организме уравновешены. Каждое направление имеет свою субкультуру, свою идеологическую базу, глубина, проработанность, способность к эволюции и самозащите которой определяются уровнем их противостояния. А этот уровень непосредственно связан с общей культурой, её объединительными установками, т.е. национализмом, экономикой, генетической активностью и агрессивностью (пассионарностью) индивидов, со способностью нации реагировать на «внешние раздражители» и типом этой реакции.
Культура элиты и культура народа, хотя и основаны на общей генетике, но в принципе различны, как различны функции руки и ноги. А поскольку религия – база культуры, то логично иметь разных богов (объединённых в семью) для разных слоёв общества и разных каст. Не могут воин и крестьянин иметь одного бога (одну модель поведения).
«Естественный» монотеизм евреев говорит только о монокультуре , профессиональной специализации и первобытно-примитивной социальной организации этого народа. И ни о чём более. Единственный бог потребовал обожествления людей, т.е. патриархов и пророков, которые заменили целый пантеон богов.
Поэтому попытка введения «прогрессивного» монотеизма в сложном общественном механизме Египта фараоном Эхнатоном окончилась катастрофой, а сам монотеизм стал основой экстремизма, терроризм а и нетерпимости к иному образу жизни и мышления. Поэтому и были «потеряны» десять еврейских родов из двенадцати.
Един не только Бог, но и дьявол. И в его отношении можно также сказать: «Нет другого, подобного тебе». Поэтому к монотеизму вообще следует относится с большой осторожностью. Даже в Библии Бог говорит о себе во множественном числе, а апокрифы древних христиан утверждают от имени Христа: «Где много богов – там боги, где один или два – Я с ними». Можете ли Вы указать, где, когда и каким образом иудеи защищали какую-либо жизнь, кроме своей собственной? Враждебность к жизни – не признак Бога.
Заметим, что демократия и торговля (спекуляция) вполне совместимы. Демократия и производство совместимы условно и не во всём. Демократия и армия несовместимы практически полностью. Способность к спекуляции, т.е. к изменению сознания «клиента», реформировала вооружённое «ополчение», каким были евреи вышедшие из Египта, в армию, воюющую с помощью «идей». Спекулятивный капитал оказался в генетической и политической связке со спекулятивно-экстремистской идеологией, не имеющей связи с реальностью, враждебной по отношению к ней и к неевреям вообще.
«По природе иудей деспотичен. Демократия хороша для остального человечества, но иудей, где бы он ни находился, представляет собой известного рода аристократию. Демократия (как и коммунизм – Н.О.) – только словесное орудие, применяемое иудейскими агитаторами, чтобы подняться до общего уровня там, где они вынуждены были занять низшее место», – утверждал Генри Форд *.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
* Генри Форд. Международное иудейство. Краснодар, 2002.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
Он же отмечал и их способность к спекуляции: «Древние свидетельства указывают, что иудеи были народом, так безумно любившим торговлю, что многие считали их бесноватыми». Да и в Коране говорится, что для иудеев забава и торговля – одно и то же, причём ради торговли они забывают и о Боге.
Но разве Иаков (Израиль) занимался «торговлей», вымогая у голодного брата «первородство» за миску похлёбки, которая была общей собственностью семьи? Разве идеи Свободы, Равенства и Братства руководили им? Спекуляция – истинный и единственный бог Израиля. Мошенник – его пророк и патриарх. Поэтому «бесноватые» не ограничились «общим уровнем» эмансипации, а оказались намного «равнее» всех остальных – над Законом и Свободой слова.
«Деньги, – писал Маркс, – ревнивый Бог Израиля, помимо которого не может существовать другого. Деньги унижают всех богов (культуры – Н.О.) человечества и превращают их в предметы потребления. Деньги – самостоятельная цена всех вещей. В результате они лишили весь мир, – как человечество, так и природу, – их собственной истинной цены». «Нет Бога, кроме Мамоны, и Рот¬шильд – пророк её», – уточнил Гейне*.
«Да, – соглашаются евреи, – мы дети торговцев. Но внуки пророков». Это диагноз, который они поставили сами себе, но даже не поняли этого. Спекуляцию и религию так же невозможно разделить союзом но, как курицу и яйцо . «Торговать ветром – великое искусство», – считал испанский священник и писатель Грасиан. Спекулировать Богом ещё выгоднее.
Спекулянт должен в совершенстве владеть всем, что воздействует на человеческие чувства, поэтому религия спекулянта стала одной из струн инструмента власти над людьми, основой терроризма и... культур многих нееврейских народов. Искусство, т.е. приёмы и методы воздействия на сознание и подсознание человека в максимальной степени присущи именно спекулянту. Никакой Голливуд при любом финансировании и государственной поддержке в России невозможен. Культура России слабее и менее эффективна в самозащите, чем культуры спекулянтов, независимо от того, американцы они, евреи, арабы или «лица кавказской национальности».
Слова протоиерея Льва Лебедева о труде и собственности у русских достойны того , чтобы привести их полностью: «Общим свойством всех была непривязанность к земному благополучию. На таковое смотрели просто и весело: есть – хорошо, нет (пропало) – и слава Богу (меньше хлопот)! Сребролюбие, стремление к богатству и славе, или к соревнованию с другими в мирском презирались, как пороки души, ибо всё это – от неверия Богу. Знали по опыту и книгам, и по примерам живых святых, что Бог даёт человеку земные блага не по труду, а только по Своей воле и милости. Труд же имеет двоякий смысл. Каждый может делать то, что он любит, к чему способен, просто потому, что ему нравится то, что он делает. Но в то же время, делая, человек должен помнить, что находится он перед Богом и пред своим Государем (или господином) и потому труд – как бы продолжение молитвы и служения Богу и людям, священноделание (без «как бы» – Н.О.). Отсюда – делать, трудиться нужно не ради «гнусных прибытков», а стремясь угодить любимому господу, господину и ближним своим... На Руси всегда презирали стремление к трудам ради вещественно-денежной прибыли! И оттого не любили жидов и всех почти европейцев, хотя охотно учились у них по мере нужды приёмам наук и искусств»16 .
Деньги – это власть и господин. Господин – это человек, генетически предрасположенный к перераспределению чужого труда и чужой собственности в свою пользу. Причём русский «господин» (как правило, – воин) отличался от «господина» еврейского меньшими спекулятивными способностями, а потому рано или поздно должен был стать рабом «многословия» сам. Этнос, воспринявший чужую культуру даже в виде приёмов наук и искусств, теряет смысл своего существования.
Труд создал человека, человек придумал деньги, деньги создали жида, жид уничтожит всякого, чей труд ему не нужен, указав «остальным место в хлеву». Труд на господина, в конце концов, стал трудом на всех тех, кого русские всегда «не любили» – на «жидов и всех почти европейцев», укрепляя их власть, их культуру, их богов, в частности – Мамону. А может ли такой труд (рабский по сути) быть любимым и почётным? Безусловно, при такой власти ни русские, ни Россия перспектив не имеют никаких.
И каких «ближних своих» имеет русский человек, чтобы трудится на их благо*? С е м ь я ? Р о д ? Н а ц и я ? В с ё это либо уже разрушено, либо находится в стадии разрушения. Государство – чуждо и враждебно к человеку, а особенно – к русскому. «Ударно » трудиться ради своего личного выживания и даже «спасения» русские не будут. Не та культура. Им не много нужно – «солдаты шилом бреются, солдаты дымом греются».
А такой примитивизм, каким является стандартная «американская мечта», русские не поймут и не примут никогда. Именно поэтому даже очень талантливые русские хоккеисты, заработав на Западе, как им кажется, достаточно денег, перестают расти профессионально и даже играть вообще.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
* Надо ли напоминать иудеям, что сделал Моисей с соплеменниками, изваявшими и поклонившимися Золотому тельцу? Думаю, это совершенно бессмысленно, как и говорить с ними о чём бы то ни было вообще. Моисей и не разговаривал. Вера в одного бога не мешает им верить в другого, а совместить несовместимое без лжи самим себе невозможно. «Весь мир театр»? Евреи в нём актёры!
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
Психика русского и «западоида» (американца, европейца, азиата, еврея) различна принципиально, поскольку основной ценностью для западного человека (и азиата) является то, что русскому не нужно: власть над себе подобными. Поймем ли мы когда-нибудь друг друга? Я очень сомневаюсь. Поскольку нежелание властвовать часто принимается за глупость и слабость, что провоцирует агрессивное поведение в отношении «слабого и глупого». В результате «умный» в России всегда получал по морде, что его очень оби¬жало и давало повод говорить о «русском фашизме» или «бессмысленном и беспощадном русском бунте».
Основная масса русских относится к первому типу культуры. К первому – в обоих классификационных параметрах, и в смысле интуитивном и в смысле производительном. Основная масса еврейского народа относится ко второму типу культуры (имя Иакова – Израиля от арабского слова ъакаба «следовать после» или «быть вторым»). И тоже в обоих смыслах, в смысле элитарно-спекулятивном и интеллектуально-логическом. Ни то, ни другое – не преступление. Но соединение их опасно для русских и взрывоопасно вообще: призрак коммунизма нашёл приют в России, и сионизм родился именно здесь, не говоря уже о том, что без известных событий в России не имел бы возможности проявить себя и немецкий фашизм.
Небольшой процент евреев – «малый остаток» – по типу интеллекта близок русским, а русская элита – еврейской массе. Потому русская элита была, есть и будет чужда собственному народу. Поэтому еврейский вопрос невозможно рассматривать отдельно от русской культуры, а в основе этой культуры часть культуры евреев.
Насколько мы восприняли их систему ценностей видно по тому, что, например, в культуре японцев социальный статус крестьянина выше статуса торговца или ремесленника. На то она и Япо¬ния, чтобы правильно расставлять приоритеты и ценности. Иисус изгнал торговцев из Храма, а Запад основал на торговле «христианскую» цивилизацию, успешно совместив ценности иудаизма во внутренней и внешней политике с христианской демагогией, а ложь с демократией.
Проф. Сикорский, характеризуя интеллект идентичный еврейскому, писал: «Высшие или сложнейшие дегенеративные черты... состоят в следующем:
а) В отношении ума. Умственные силы нередко развиты нормально и составляют единственную сильную сторону души, посредством которой субъект решает все вопросы жизни и духа и даже такие вопросы, которые мало доступны умственному анализу и обыкновенно разрешаются (у нормальных людей) при участии чувства... (например, вопросы нравственно сти, долга, совести и т.п.). Основными чертами ума демонических натур являются: многоречивость, наклонность к спору, к софизмам и диалектике, сухая логика и умственный формализм, пытающийся стать выше чутья совести и намёков нравственного такта, далее – стремление вытеснить логику фактов, заменить её логикой умственных построений (курсив мой. – Н.О. Если факт противоречит «логике», то тем хуже для факта!).
б) В отношении чувства – на первом месте стоит всегда сильно развитое чувство гнева и органическая стихийная ненависть, которая часто достигает размеров страсти и потому с трудом поддаётся обузданию даже и у развитых в умственном отношении субъектов. Чувство  гнева  становится,  таким  образом,  постоянно  тлеющей  и  всегда  готовой  чертой характера, которая придаёт роковую печать всей душе и очень легко переходит в злобу, озлобление, злопамятство, мщение, мстительность».*
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
* Проф. Сикорский А.И. Всеобщая Психология с физиогномикой. 1904.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
В споре «логик» всегда «прав» не только потому, что логичен, а и потому также, что, понимая свою ущербность в одном и превосходство в другом, он пытается манипулировать и манипулирует сознанием и психикой оппонентов, слушателей и судей. В итоге всегда прав «интуитивист», поскольку он пользуется теми ресурсами мозга, которые недоступны «логику», но убедить слушателей в своей правоте и в опасности демагогии «логика» он, как правило, не может.
В чистой логике столько же от человека, сколько в вычислительной машине – она не изобретает то, чего не знает. Она очень быстро строит цепь «умозаключений» из готовых элементов, а эти базовые элементы созданы интуицией, хотя и сама интуиция без логики бессильна. Нужно уметь задать вопрос, получить и понять ответ. Поэтому оптимум достигается при балансе логической и интуитивной составляющей интеллекта при некоторой стратегической доминанте интуитивного и тактической – логического.
То же относится и к социальным системам. Рассудок может быть и хорош в политике, организации масс, демагогии и казарменных анекдотах, но даже в армии США учат в критических ситуациях (создаваемых рассудком) полагаться на инстинкт и интуицию. Именно поэтому, говоря словами А. Суворова, «русские прусских всегда бивали», но последние никогда не понимали, почему это происходит.
Социальные системы консервативного типа не конкурентоспособны экономически, а системы, основанные на логике и науке, биологически. Все знания человечества – это даже не капля в море. По уровню «научных» знаний человек – даже нобелевский лауреат – недалеко ушёл от обезьяны. Поэтому еврей-реформатор из-за своей катастрофической самоуверенности и наглости очень похож на обезьяну с гранатой. Любая социальная и культурная общность, где он поковырялся своим примитивным «интеллектом», умирает.
Разум человека далёк от совершенства. Логика может (неполно, а зачастую, ошибочно) найти только одну истину, объяснить один процесс, обосновать одну точку зрения из пространства истины. Нет возможностей в языках чело веческих для описания всей системы целиком, а для многого просто нет названий. Поэтому интуитивный интеллект имеет немного возможностей вербального общения и убеждения: человек либо понимает сам, либо нет. В этом и смысл «веры».
Конфуций считал косноязычие одним из главных признаков человечности, поскольку «можно ли без труда сказать о том, что трудно сделать?». Интуиция – это чувство истины, а тому, кто лишён этого чувства, бесполезно объяснять, что это такое. К этому же классу понятий относятся чувство совести, вины, нравственности и Бога. Совесть – Co-весть, дополнительная информация, которую вы получаете о состоянии объекта наблюдения, связанная с тем, как он воспринимает вас. Это явление имеет много общего с эмпатией или сочувствием. Человек, наделённый этой способностью, спекулянтом не будет никогда. Удивительно ли, что демократия и совесть несовместимы?
Русский язык один из самых многозначных языков на планете. Он в принципе не может быть таким же конкретным, как языки западных народов, поскольку в его основе не явления природы, и не логика, а интуиция. Поэтому глупо требовать от русских, чтобы они стали такими же, как американцы или евреи. Язык и генетика взаимосвязаны. Отсюда же толерантность русских к любой культуре, что и позволило в своё время не только создать Империю, но и сохранить культуры народов, в неё входящих. Кроме своей собственной.
Язык Запада – аналитический. Язык Востока – синтетический. Русский язык занимает промежуточное положение, являясь по сути своей языком самостоятельной цивилизации. Показательны в этом смысле и основы языков. Для Востока основа – слово или иероглиф. Для Запада – буква. Основа праславянского – слог. Но даже знание русского языка не сделает никого русским, если понимание языка не обеспечено чувством, т.е. генетически.
Правый сдвиг (консерватизм) внутри системы компенсируется внешней агрессивностью. Различие только в виде агрессии. Россия расширялась территориально. Еврейство – экстерритори¬ально, экономически, политически и культурно. Разные фазы, разные культуры, разные народы, и, по сути, – разные боги. Что ещё нужно для войны? Повод? Иудаизму даже повод не нужен. Он сам себе достаточный повод.
Поскольку «правая сторона» (российская) оказалась не способной к эволюции и сопротивлению, как неспособно к эволюции и сопротивлению ортодоксальное православие, то нескомпенсированное, чужеродное и не предрасположенное к ассимиляции левое движение оказалось разрушительным, а противостояние культур через «революцию» геноцидом. Организованного сопротивления вторжению и разрушению не было тогда, нет его и сегодня. Чувство опасности отсутствует, поскольку война формально не объявлена, а пришелец жалуется на то, что сам является пострадавшей стороной.
Однако, никакое национальное тело с одним еврейским левым полушарием мозга жить не может, даже если имплантация произведена более чем успешно. Мы имеем в виду не только есте¬ственные процессы отторжения чужеродного организма, которые в социальной системе принято именовать антисемизимом, но чуждые инстинкты и рефлексы, которые привносятся в организм механически. Более того, чужой мозг, являясь самостоятельным живым организмом, блокирует сигналы боли чуждого для него тела. Поэтому смерть этого социального урода неминуема, независимо от его «экономической эффективности».
«Русская» элита владела ресурсами, евреи – сознанием людей и их культурой, следовательно, рано или поздно эта вторая сторона должна была заявить свои права и на ресурсы , включая ресурсы человеческие. Но чужие идеи в культуре, в отличие от техники, смертельно опасны. Культура, несмотря на свою «виртуальность», отнюдь не является вымыслом. Она состоит из практик, норм и законов, буквально написанных кровью и зафиксированных в истории народа (пророки – это люди, способные озвучить интуицию так же, как поэты озвучивают чувства). Любое изменение национальной культуры ведёт к непредсказуемым, часто – трагическим последствиям.
И в Германии, по словам Мориса Гольдштейна, – «евреи, в сущности, стали распоряжаться культурой народа, который отрицал их право на это»*. Это естественно, потому что культура народа и его свобода – понятия взаимосвязанные. Не отрицать их право распоряжаться своей культурой может только раб. Поэтому применение одного и того же еврейского инструмента к разным культурно-этническим группам дало различные результаты. Немецкий фашизм – естественная реакция на попытку подчинения и подавления народа через развал его культуры и экономики.

* Цит. по: Пол Джонсон. Популярная история евреев. М., 2000.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
Если бы «коммунисты» захватили власть в Германии и Европе в целом, то все европейские народы испытали бы прелести и «Красного террора», и концлагерей «без права переписки». Ревоюционный трибунал в Париже, как отмечал Эдуард Дрюмон, не работал по субботам, поскольку руководители «французской» революции были заняты в синагоге. А это непорядок. Поэтому уже в Венгрии: «Гарбаи избрали главой Совета министров, чтобы кто-нибудь мог подписывать приказы о казнях по субботам» (цит. по Солженицыну). И это – не шутка. Хотите повторить? «Красно-коричневая чума», которой еврейские демагоги пугают обывателя, – это они сами.
Может быть и несколько более «цивилизованно», но со всеми христианскими культурами и народами происходит то же самое, что происходило в революционной России и дофашистской Германии. Вспышки ответной реакции подавляются при помощи религии, «холокоста» и «антисемитизма», демагогии по поводу «общечеловеческих ценностей», к которым сами «экспериментаторы» никакого отношения не имеют. Они превентивно уничтожают возможное сопротивление, объявляя противников режима врагами человечества.
Например: урбанизация изменила условия существования человека, в результате чего произошло резкое снижение рождаемости, которое принято считать естественным, а потому и неизбежным. Это не совсем верно. Изменение условий существования должно порождать компенсирующие изменения в культуре, в социальной системе и её законах. Если нация вымирает, а изменений в её культуре не происходит, то следует искать причину этой эволюционной «тупости» среди социальных идеологов и идеологий, в том числе среди сторонников идей «депопуляции».
Биологического приспособления человека к окружающей среде в результате «случайной мутации» ожидать не следует. Человек занимает ту экологическую нишу, которая отвечает его параметрам. Изменится внешняя среда – не будет и человека, будет нечто другое. Мы же говорим об эволюции в пределах уже существующего вида, поскольку мы – люди, а «нечто» путь позаботится о себе само, даже если оно уже содержится в нас. Человек – существо достаточно примитивное*, но психологическое понимание своей ограниченности способно воздействовать и на биологию.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
* Например, разделение сознания и подсознания человека создают существо управляемое, раба, зачастую не осознающего ни мотивов своих поступков, ни причин запретов.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
Прежде чем изменения примут генетический характер, они должны стать частью культуры нации, и быть этой составляющей не одну сотню лет, воздействуя на сексуальное поведение индивидов, особенно – женщин. Даже случайная мутация должна найти опору в культуре. Пока мы не обсуждаем прямое воздействие подсознания на организм, что не менее важно, но мало изучено. Там, где культурой называется шоу-бизнес, а любовью – проституция, говорить об эволюции человека бессмысленно.
Вновь обратим внимание на культуру иудаизма, но не на его патриархов и религию, а на женщин. Именно сексуальное поведение женщин этого племени в выборе партнёра для продолжения рода и создало евреев как заметный культурно-исторический фактор, без учёта которого не может быть рассмотрен ни один социальный вопрос. Такова же роль женщин в судьбе любого этноса. Сексуальные предпочтения самок определяют направление эволюции вида в целом.
Эмоциональное проявление подсознательных культурно-эволюционных целей есть то, что мы называем любовью. Эта эмоциональная гамма непостоянна во времени и меняется вслед за изме¬нением психики людей и каждого конкретного человека, реформируя (в свою очередь) его психику. Любовь, как двигатель эволюции, присутствует и в животном мире, но отличается от человеческой настолько же, насколько тот или иной человек отличается от животного. Любовь женщины более значима в эволюционном смысле, чем любовь мужчины.
Не только люди с разной психикой и генетикой, но мужчины и женщины даже одной нации не могут иметь одну и ту же программу поведения. Это требует отдельных пояснений.
Мужчина – носитель эволюционного признака – мутант, женщина – его множитель и стабилизатор. Она избирает (если ей дают возможность свободно выбирать) то, что необходимо для продолжения рода (народа, нации).
Именно поэтому и именно женщины более чем мужчины склонны к пророчествам и предвидению. Любовь основана на этом свойстве всего живого, которое присуще не только людям. Многое в способностях пророков может быть объяснено тем, что они были озабочены не своим личным будущим, а будущим своего народа и чувствовали к этому народу такую же «привязанность» и любовь, как женщины к своим детям, т.е. как к себе самим, как к части себя, живущей в будущем.
Для подавляющего большинства женщин одних только способностей к пророчеству недостаточно, да и многие ими просто не обладают или обладают в малой степени. Необходимо самой соответствовать своему подсознательному представлению о совершенстве, поскольку женщина – носитель и защитник национальной культуры, с позиций которой она и осуществляет свой бессознательный и сознательный выбор, будущее своих детей и всей нации в целом.
Уровень культуры страны и нации определяется культурой женщин. Поэтому нельзя обучать мальчиков и девочек по одной школьной программе. Поэтому нельзя заставлять женщину быть похожей на мужчину. Поэтому и всё остальное...
Чем выше логические способности женщины, чем ниже интуиция, тем менее она способна выбирать партнёра для продолжения рода. Чем выше степень вовлечённости женщин в «обществен¬ное производство» и политику, тем больше проблем с детьми и их культурой у государства и общества. А у этих детей будут свои дети, следовательно, проблемы множатся как снежный ком, погребая под собой и ту экономическую эффективность, которую власть тщилась извлечь из человека, и самого человека, и государство.
«Женщинами вообще усвояется весьма немаловажная роль в распространении христианства в Европе. Обращение франкского короля Хлодвига приписывается его супруге, Бургундской Клотильде. Обращение Англосакского короля Этельберта – его супруге, франкской принцессе Берте. Обращение современных Владимиру венгерских королей Гейзы и Ваика (Стефана) приписывается их супругам: сестре польского короля Адельгеиде и сестре императора Гизле», – писал профессор Голубинский17 .
Искусство – инструмент самовыражения, выражения сексуальности и привлечения внимания противоположного пола. Творчество связано с сексуальным развитием и более свойственно муж¬чинам, так же, как павлину его хвост. Молодой мужчина, как правило, разрушитель или «реформатор». Это часто касается и его семьи, а даже для самой глупенькой девчонки первым эталоном является поведение её отца. Поэтому, кстати, мужчина должен быть старше своей жены.
Семья – отнюдь не ячейка абстрактного общества, а основа конкретной нации. И вне нации (особенно в современном обществе, заявившем о своих правах на ваших детей) ни семья, ни дети смысла не имеют. Поэтому никакие усилия государства по повышению рождаемости ничего не дадут. Это проблема психологии и национальной культуры, а не экономики.
Роль женщины, как культурного цензора и хранителя культуры нации, чрезвычайно высока. Не случайно говорят: «для того, чтобы уничтожить народ, достаточно развратить женщин этого народа». А «мутанты» – реформаторы довершат разрушение.
Ломать – не строить. Для этого не нужны ни опыт, ни особые знания. В то же время, биология настоятельно требует самовыражения ради продолжения рода, того самого «павлиньего хвоста», без которого обратить на себя внимание самок и занять высокое положение в стае очень сложно.
Отсюда идеологическое наполнение т.н. «эдипова комплекса», «конфликты отцов и детей», где внутренний конфликт поддерживает системный разрушитель или биологический и политический конкурент, с ролью которого лучше всего справляются евреи, имеющие внешне близкий к «реформаторам» тип культуры. Поэтому стремление к продолжению рода, основанное на разрушении культуры (реформации или культурной революции) своего же этноса, становится не элементом эволюции культуры, нации и человека, а самоубийством и убийством себе подобных. Зачастую иного спасения, кроме фундаментализма, не существует.
На снижение внутриэтнической агрессивности направлено и т.н. обрезание. Учёные полагают, что обрезание (инициация) снижает уровень агрессивности в отношении собственной семьи, нации и культуры, хотя обрезание в традиции иудаизма носит более сложный характер, затрагивающий подсознание не только ребёнка, но и всех, участвующих в процедуре. Следует обратить внимание «соответствующих органов» на то, что в процессе обрезания ребёнок (младенец) получает психологическую травму, определяющую его дальнейшее поведение, что может послужить основой для профессиональных ограничений, например, на владение или работу в СМИ, учреждениях культуры и т.д.
Отсутствие механизмов снижения агрессивности, слабость заимствованной христианской идеологии, «детская болезнь левизны» в русской культуре, отражённая в нигилизме, анархии и революционности вообще, нашли свое идео логическо е о боснование и завершение в работе Л. Шварцмана (Шестова) «Апофиоз беспочвенности». «Буду развратничать и читать Шестова», – говорили русские (и не только русские) дети своим родителям. Если и есть у «русской революции» зеркало, то это отнюдь не Лев Толстой, а Лев Шварцман.
Очень характерно, что Шварцмана, в отличие от Толстого, Церковь не осудила, а отметила наградой. За что «бесы», идеологические наследники Шварцмана, многих её патриархов посадили на кол. Надо ли, сидя на колу, что-то ещё объяснять, убеждать и доказывать, если религия – основа культуры народа, а Голгофа – её «национальная» идея? Очень неудобно говорить с горячим свинцом в глотке. И в головы, с которых содрали скальпы, умные мысли не лезут. Поздно. «Прости их Господи, ибо не ведают они, что творят»? А если ведают?
Где ещё распускать павлиний хвост еврейской молоди, как не на разрушении культуры неевреев? Иудаизм трогать небезопасно. Спиноза попробовал и умер в нищете и одиночестве, покинутый всеми. И Маймонид, светлой памяти мудрец, врач и философ, только и успел сказать, что к неиудею следует относиться так же, как к иудею, и что обман, двуличие, плутовство в отношении неиудея отвратительны для Господа , как иудеи донесли на учёного инквизиции, и его книги были сожжены христианами, которые зачастую являются более ревностными защитниками предрассудков иудаизма, чем сами евреи.
Т.е. заповеди Моисея: не убий, не укради, не пожелай, не лжесвидетельствуй и т.д., к вам лично, если вы нееврей, не относятся. А поскольку единственный неписаный закон воров и бродяг – «не воровать у своих» – вполне отвечает смыслу этих заповедей, то никакой «заслуги евреев» перед человечеством в формулировании этих нравственных законов нет: эти законы были до евреев, они будут и после них. Без этих нравственных аксиом не только государство, – семья и род выжить не в состоянии. А то, что писали по этому поводу в Древнем Египте, евреи повторили в Ветхом завете.
Нравственное чувство характерно для интуитивно-консервативной субкультуры, правостороннего интеллекта и типа мышления. В нормальной социальной системе, ориентированной на производство и самообеспечение, этот тип определяет и культуру, и модели поведения, уравновешивая разрушительные тенденции и гармонизируя общество.
Культура левоориентированная, спекулятивно-агрессивная не может существовать как нечто целое и самостоятельное без внешнего врага и без возведения естественных для других народов норм внутриэтнического нравственного поведения в Закон Божий с наказанием смертью за его нарушение, за отступничество от веры, а, следовательно, и нации. Пророки – это не те евреи, которых мы знаем и то, что плавает на поверхности, это другая культура.
Обман, двуличие и плутовство тоже нравственны, но только в отношении врага. И наоборот, нравственное поведение в отношении врага, безнравственно и преступно по отношению к своему народу. Однако, правосторонний интеллект, как правило, не ограничивает человечество и человеческие отношения только своей нацией. Он не может даже предположить, что кто-то думает иначе. Он, скорее, обвинит себя в непонимании и припишет несуществующие (свои!) качества субъекту, вызвавшему сомнения. Порядочный человек считает порядочными всех. Жулик всех считает жуликами и дураками тех, кто ими не оказывается: «был бы умный воровал бы».
«Наша беда и наша опасность: мы живём в эпоху воинствующего зла, а верного чутья для распознания и определения его не имеем... Мы как будто смотрим – и не видим; видим – и не верим глазам; боимся поверить, а поверив, всё ещё стараемся уговорить себя, что «может быть, всё это не так...», – писал Иван Ильин. Разочарование в своих иллюзиях и заблуждениях русские переживают очень тяжело, и если «божий народ» не соответствует их представлению о Боге, тo его может ожидать судьба Дездемоны. Это сложно понять рациональному интеллекту и выразить словами интеллекту интуитивному, но это так.
Иудеи, защищая своё право на обман, двуличие и плутовство в отношении неевреев, фактически признали их своими врагами, нисколько не погрешив против иудаизма. Поэтому всё, что исходитот этого племени, должно многократно проверяться и перепроверяться, ни в коем случае не принимаясь на веру. Иисус, призывая возлюбить врага, ничего не говорил о том, что врагу нужно доверять и верить.
Перепроверять следует абсолютно всё, включая Холокост, который не только стал оправданием и защитой еврейского шовинизма, но мощным орудием войны против нееврейских культур и народов, включая и русских, отношение к которым намного более нетерпимое, чем ко мн огим союзникам и сторонникам Гитлера. Поэтому и Европа, и США согласны терпеть и терроризм, и неонацизм, если он направлен против русских и России. Но только в этом случае! 
Сейчас я обращаюсь не к массам; убеждать их в чём-либо логикой и фактами занятие абсолютно бессмысленное и бесполезное, а к тем из евреев, которые считают себя разумными и нормальными людьми. Сможете ли вы объяснить прежде всего самим себе, почему название «холокост» («всесожжение») и «халахот» («решение раввинов по вопросам ритуала») настолько созвучны, что кажутся одним и тем же словом*?
Разве евреи настолько безумны, что не могли найти более подходящий термин для обозначения этих событий? Понятно, что это не случайность, но что за этим скрыто? Если вы это поймёте (а поймёте, если захотите понять), вы будете готовы объективно судить о Холокосте и о своей нации, о русских и о немцах.
Я укажу только направление поиска. Так, на запрос Британской королевской комиссии о возможности переправить 6 млн. западноевропейских евреев в Палестину глава международной сионистской организации Хаим Вейцман ответил: «Нет, старые уйдут... Они пыль, экономическая и моральная пыль большого света... Останется лишь ветвь»*. И это при том, что «с точки зрения нацистов, эмиграция всегда была элементом «окончательного решения»», – писал Пол Джонсон в «Популярной истории евреев».
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
*        Цит. по О. Платонову Терновый вен е ц России . С.541.
       
Вейцман родился и вырос в России, но «он ненавидел Россию и перебрался в Германию. Один вид немецких «эмансипированных» евреев настолько его возмутил, что Хаим затосковал по милым русским местечкам. Позже в университетах эмансипированного Запада, он вёл уже открытую борьбу за деэмансимацию европейских евреев». Но они упорствовали в своих «заблуждениях», утверждая, что «мы не приехали сюда эмигрантами, мы здесь родились, и именно потому, что мы здесь родились ... мы – либо немцы, либо вообще бездомные люди»18.
Не Гитлер, а Вейцман, возомнивший себя новым Моисеем (Месией, Машиахом), ведущим евреев в «землю обетованную» из европейского «Египта», объявил войну евреям-отступникам, войну на полное уничтожение. Именно поэтому в течение нескольких месяцев после оккупации Польши войсками Германии евреи имели возможность беспрепятственно выехать в Палестину.
«Товарищ председателя ЦИКа СССР т. Смидович в беседе с сотрудником «ЭКСЧЕНДЕ Телеграф» заявил, что Советский Союз готов предоставить убежище преследуемым немецким евреям». И в 1940 г. СССР получил «в подарок» очередные 3.000.000 евреев из Польши, которые «отлынивали» от борьбы за «землю обетованную». Разве можно было оставить их в покое? Поэтому войну Германии против СССР не мог предотвратить никакой мирный договор, никакой показной «антисемитизм» Сталина. Сталин был недостаточно «радикален» в еврейском вопросе, а «антисемитизм», в котором сегодня упрекают Сталина, остался совершенно незамеченным «ев¬рейской мировой общественностью».
Евреи, оставшиеся на оккупированных территориях, не представляли никакого интереса для раввинов и сионистов, а потому и судьба их была предрешена. Одним из основных «исполнителей» «холокоста» был нацист еврейских кровей Эйхман (детская кличка «еврейчик»), после переговоров которого с руководителем сионистской организации «Хагана» Ф. Полексом последний уверенно констатировал, что «еврейские националистические круги крайне довольны радикальной политикой Германии»*. И в отношении России – тоже. В результате войны евреи и получили то, к чему стремились, – государство Израиль и контроль над мировой политикой.
..........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
*        Цит. по: О.Платонов. Терновый вен ец России. М.,1999. С.547.
       
Можете ли вы теперь провести чёткую границу между тем, где кончался немецкий фашизм и начинались стратегические интересы сынов Израиля? Всё руководство фашисткой Германии, включая Гитлера и непосредственного руководителя Эйхмана – Гейдриха, имело еврейские корни. Кроме Геринга. Но у него жена еврейка. Те же принципы лежали в основе формирования правительств Англии и США, не говоря уже о СССР. Германский фашизм настолько же «немецкий», насколько революция в России – «русская» и «рабоче-крестьянская».
Что ещё могло так, как «холокост», «деэмансипировать», сплотить евреев и вернуть управление над ними, которое начало таять ещё в XIX веке вместе с религиозным угаром? Если бы «холокоста» не было, то его следовало вы думать. Многое и выдумали. Отсюда и схожесть слов «холокост» и «халахот». Отсюда и странная, на первый взгляд, «забывчивость» Запада в отношении самого пострадавшего народа – русского, которого уничтожали во время революции и после неё, во время войны и «восстановления народного хозяйства», во времена «перестройки» и построения нового де¬мократического «светлого будущего». Но для кого строится это будущее?
Многие из оставшихся евреев не только выжили в концлагерях, где, как правило, именно евреи составляли основу «зондеркоманд» и делали всю работ у, но и те, кому представлялся выбор: уходить с немцами или дожидаться русских предпочитали уходить с немцами, которых они сегодня называют убийцами. Свыше 150 000 евреев (из 220 000, оставшихся в Германии перед войной!) служили в немецкой армии, а почти 80 высших офицеров имели личное удостоверение фюрера об «арийской крови» поскольку это было явно не так.
Суд установил виновность немцев? Кеннеди, цитируя сенатора Тафта, писал о Нюрнберге: «Во всем этом судилище присутствует дух мести... На этих судах мы переняли идею русских (!!!) – не справедливость, а политика...». Заметьте, русских, а не евреев. И когда только они успели смыть с себя кровь Красного террора и массовых убийств в России?
Идея Нюрнберга и определение её содержания исходило от «Института еврейских проблем» и его руководителей Якоба и Неэмии Робинсонов. «Англичане возражали сильно, французы держались спокойно... (но) большой роли они не играли. В конце концов мы победили, так как Робинсону удалось убедить Роберта Джексона, судью Верховного суда (США)», – вспоминал Наум Голдман в своей книге «Еврейский парадокс». При чём здесь русские солдаты и русские идеи? Итоги войны определили евреи и Верховный суд США.
На «судилище» в Нюрнберге 311982 свидетельства защиты не были приняты и даже не переводились. Виновный был определён заранее. Как бы мы ни относились к фашизму, но закон и основополагающие нормы права не могут отменяться по желанию одной из сторон, даже стороны победившей. Иначе разницы между побеждёнными и победителями нет, а действительные виновники войн имеют возможность уходить от ответа. Так что говорить есть о чём. И мы об этом будем говорить.
Война и теракты – только иная форма конкуренции, возникающая там, где сражение в иной сфере проиграно или заранее обречено на поражение. Но ни война, ни теракт сегодня не существуют сами по себе, они инициируются, как правило, третьей силой, той, которая, стравив народы, пытается остаться в стороне от поля битвы, воспользовавшись плодами войны, ибо в войне проигрывают все, кроме её инициаторов. Именно поэтому результаты Первой и Второй мировых войн, не говоря уже о «русской революции», пошли на пользу только еврейству. Именно поэтому еврейство никогда не допустит никакой гласности в еврейском вопросе, никакого свободного обсуждения, никакой ревизии истории. Это суть еврейской политики сегодня.
«Германия – основа всех наших побед», – шутят они сегодня меж собой (Жванецкий). А если они так шутят, то вполне понимают то, о чем я здесь пишу, и что не положено знать нам под страхом уголовного наказания. Я очень надеюсь, что этот чрезвычайно кудряво мыслящий юморист-перестарок ещё отработает своё на лесоповале. Если не в память о 27 миллионах погибших русских, то хотя бы в память о тех евреях, которые не дожили до «победы» сионизма, который является только частью иудаизма, его социализированной производной.
Ни народ США, ни англичане, ни русские не хотели той войны. Единственная в мире нация, которая открыто призывала к войне, – евреи. «Гитлер не хочет войны, но мы вынудим его начать её если не в этом году, так в следующем »19 . Тот, кто провоцирует войну, не вправе жаловаться на потери. Но и с правом, и с моралью у евреев всё в порядке. Лживые, наглые и бессовестные – всё остальное человечество, следовательно, и Вы, читатель, лично. И те, кто погиб, защищая интересы международных подонков, лжецов и убийц, – тоже.
Еврейство в Нью-Йорке и Лондоне стало призывать к активным действиям: сотни автомобилей разъезжали по улицам с плакатами: «Иудея объявляет Германии войну». Беззастенчиво попраны демократические свободы: в демократических странах за выступления против евреев (и против войны! – Н.О.) арестовывают. «Израиль нуждается в новой войне и как можно скорее!», – вопит еврейская пресса» (К. Родзаевский).
«Наши еврейские интересы требуют полного уничтожения Германии», – писал В. Жаботинский в 1934 году20 . Но до полного уничтожения немецкого народа путём его «стерилизации», как этого требовал еврей Натаниэл Кауфман, дело не дошло. «Человечество» ещё не совсем растеряло остатки разума и совести. Но их еврейские интересы потребовали ещё 27 миллионов русских жиз¬ней. И не только русских. Может быть, стоит подумать о стерилизации? Или лучше презерватив? На головы «наших» политиков, идеологов и «юмористов».
Поэтому слова «холокост» и «наглая ложь» для меня синонимы так же, как «раввин», «лжец и человекоубийца». Это я говорю и о тех, кого Путин награждает орденами «Дружбы народов». Они в равной с Гитлером степени виновны в пролитой крови. Это – гниды на теле не только русского, но и еврейского народа тоже. «Холокост», как артефакт мировой культуры, создан на лжи и крови, и бескровно его разрушить не удастся никому.
Равным образом попробуйте объяснить, зачем еврейские банкиры (капиталисты) финансировали большевиков и «пролетарскую» (антикапиталистическую) революцию в России, и насколько она в свете этого «русская» и «рабоче-крестьянская». «Кто деньги платит, тот и девушку танцует», не так ли? Не лишним в свете этого напомнить и о ЧК, т.е. чека или по-еврейски «бойня для скота». К сравнению, имя города Чикаго имеет ту же этимологию. И это тоже бойня и именно для скота, а не для людей. И то, что мясники из «чека», не оценив еврейского юмора, вскоре стали разделывать и самих «юмористов», вполне закономерно. Как и фашизм в Германии.
«Сам факт Холокоста послужил нравственным оправданием для еврейского шовинизма», – говорят евреи. Всё совсем наоборот. Для поддержания и оправдания еврейского шовинизма и защиты от возможных обвинений за геноцид в России необходим был именно такой «факт», а спекулятивное сознание отличается тем, что склонно фальсифицировать, изобретать и обосновывать «факты », которые в сознании людей создают «виртуальную реальность » зачастую намного более правдоподобную, чем действительность.
Иудеи, исчерпав спекулятивно-политические возможности «холокоста» (а это скоро случится, поскольку и в Европе уже приелись еврейские спекуляции на эту тему), сотворят подобный же халахот в России, после грабежей «перестройки» она более чем любая другая страна готова к этому. Как только «еврейский вопрос» примет опасный для иудаизма оттенок, они, владеющие политикой, экономикой и сознанием России, направят естественное возмущение масс в нужное им русло, а «Запад» неформально поддержит «русских фашистов» только для того, чтобы получить повод для агрессии. Но никогда они не ответят ни на один вопрос, тем более, – еврейский.
Мы говорим о евреях вообще только потому, что и на Западе не делают разницы между русским народом и российским правительством, хотя абсолютно ничего русского в этой власти нет. Еврей же намного более подчинён идеологии и социальной организации еврейства и иудаизма, чем русские – государству и его идеологии. Еврей так же связан с иудаизмом, как китаец с жёлтым цветом кожи и особенностями строения черепа. Евреи – даже не нация, а раса иудеев.
Следует особо предупредить желающих найти ответы в Библии или иных религиозных книгах. Эти тексты составлялись и редактировались не одно тысячелетие людьми, которые не были профанами в психологии – чемпионами среди спекулянтов и мошенников. Они начинены интеллектуальными и психологическими ловушками, опасными даже для подготовленного человека со сложившимся мировоззрением и не предрасположенного к внушению.
Психологическое воздействие самого иудаизма и его клонов на еврея и нееврея кардинально противоположны, программируя первого как господина, второго как раба. Иудаизм не требует даже отдельной защиты. Всё, что ему для этого необходимо, он содержит в себе. Чтобы бороться с ним, его следует знать, а тот, кто взглянул в глаза этой бездны мрака, обречён на поражение. Аналогия с Медузой Горгоной вполне допустима.
Вербальный вирус иудаизма превращает в законченных идиотов даже выдающихся политиков-христиан, поведение которых, по словам Д. Рида, «ничем не отличалось от африканских дикарей, в ужасе таращивших глаза на колдуна». А политик – человек намного менее подверженный внушению, чем простой обыватель. «Можно лишь поражаться тому, как легко два поколения западной общественности смогли подчиниться шаманским заклинаниям сравнительно немногочисленной группы заговорщиков».
«Если человек, писал Э. Дрюмон, не родился биржевым игроком (торговцем-спекулянтом – И.О.), то ему нечего делать на земле, нечего надеяться и на небе». (Э. Дрюмон. Еврейская Франция. С.260). Трагедия человеческая не в «холокосте», а в том, что люди особо доверяют спекулянтам, мошенникам и манипуляторам человеческим сознанием. Они просто не могут им не верить. Скрытое управление человеком – искусство, наука и профессия, о существовании которой многие даже не догадываются. Свобода воли, как и всякая иная «демократическая» свобода – фикция.
Только тот, кто понял это, сделал шаг к действительной свободе и истине, которая может быть определена, как уровень соответствия виртуального мира человека, т.е. его культуры и реальности. В этом контексте правда – отношение культуры человека к законам государства. Поэтому свод законов на Руси носил название «Русская Правда», явно указывая на то, что законы государства обязаны соответствовать культуре и генетике образовавшего его народа. Человек, живущий не по правде, в рамках чужой культуры, несчастное, больное и тупое существо. А по чьей «правде» мы живём?
Истина аморальна, если она не соответствует «общественному мнению», а мнение это формируется «господствующим классом», т.е. «малым народом», господство которого основано отнюдь не на нравственном отношении к классам (и субэтносам) подчинённым.
Поэтому в процессе чтения Вы можете испытать (и, скорее всего, уже испытали) чувство дискомфорта, негодования и даже ненависти к автору. Это абсолютно нормальная реакция, а Вы – нормальный и здоровый человек. Именно поэтому любого «диссидента» считали и будут считать сумасшедшим или негодяем.
Именно по этому так труден путь к самостоятельному изучению и пониманию проблемы . «Порядочный человек» не может по зволить себе шагнуть дальше поводка, переступить запретную границу (даже в мыслях!). В этом нет разницы между пророком и преступником. Поэтому нация пророков и нация преступников – одно и то же. Кто из них пророк и кто – преступник, судить можно только по плодам их. А плоды их ужасающи. Сам же Бог, если и необходим преступнику, то только как сообщник в преступлениях.
Адам Бременский в «Истории Церкви» (1070 г.) писал: «Прибалтийские славянские племена, без сомнения, давно были бы обращены в христианскую веру, если бы не препятствовало тому корыстолюбие саксонцев... Они новообращённых христиан в Славонии сперва возмутили корыстолюбием, потом, покорив, довели до бунта жестокостью и теперь, домогаясь только денег, не радят о спасении тех, кто и хотел бы уверовать». Это достаточная характеристика любой религии.
Дуглас Рид, отыскивая истоки власти раввинов, утверждал, что они могли убивать своих противников взглядом. Приём достаточно примитивный, вполне соответствующий русскому понятию сглаза. Отступника преследовали несчастья, он начинал болеть и вскоре умирал. Всё это происходило в еврейском гетто, на глазах его обитателей, где провинившийся своей судьбой являл пример, следовать которому мало кто решался.
Пример другого рода: «И. Рабин погиб после прочтения еврейскими ультраортодоксами молитвы «Пульса денура», что в перево де на русский означает «удар огнём». Эта молитва – на уничтожение – произносится при чёрных свечах десятью мужчинами. И тот, на кого она прочитана, должен быть уничтожен в течение сорока дней. Читается она только в отношении евреев по происхождению, и неисполнение её может обернуться карой для тех, кто её произнёс. Во всём этом много мистики, но, как правило, так и случается». ( Эдуард Ходос. Еврейский синдром. Харьков, 2001. С. 19).
Поэтому еврей во власти всегда зависим от иудеев. Так, Сталин, будучи грузинским евреем, умер вскоре после того, как пообщался с Вольфом Мессингом, евреем и специалистом по манипуляции психикой